24.08.2021

Адвокат подал иск к чеченскому СИЗО

Он считает, что подозрение на коронавирус не причина отменять свидание

Нижегородский адвокат Александр Немов подал иск к СИЗО №1 Чеченской Республики (расположен в Грозном). В августе его дважды не пустили к «политическим» подзащитным под предлогом возможного коронавируса. Позже они рассказали адвокату, что в те дни их избивали – но следы телесных повреждений к моменту встречи уже сошли. Немов требует привлечь сотрудников СИЗО к ответственности и заодно признать недопуск незаконным. Он уверен, что подозрение на болезнь не может быть основанием для отказа в свидании с адвокатом. Президент АП Чечни Шамхан Катаев заявил «Улице», что адвокатам стоит соблюдать меры предосторожности в случае с коронавирусом.

Как ранее сообщала «Улица», адвокат Немов защищает братьев Салеха Магамадова и Исмаила Исаева. Правозащитные организации сообщают, что им поступали угрозы из-за «атеистического телеграм-канала» и подозрений в гомосексуальной ориентации. Молодые люди бежали в Нижний Новгород, но в феврале их задержали и доставили в Чечню. Там выяснилось, что Исаева и Магамадова обвиняют в пособничестве незаконному военному формированию (ч. 2 ст. 208 УК). По версии следствия, они передавали продукты человеку, связанному с ИГ*.

Немов присутствовал на опросе – но потом его «окружили» силовики и увели в другой кабинет. Доверителей задержали; Александра Немова и его коллегу Марка Алексеева несколько недель отказывались допускать к подзащитным и не сообщали об их перемещениях. Адвокатам удалось попасть к братьям только в марте – после вмешательства ЕСПЧ и уполномоченной по правам человека Татьяны Москальковой.

Александр Немов рассказал «Улице», что 13 августа приехал в СИЗО №1 на очередную встречу с подзащитными. Он заполнил требование о свидании и получил разрешение замначальника изолятора. Но затем сотрудник дежурной части заявил, что оба доверителя находятся на карантине в связи с подозрением на коронавирус. Защитнику не показали подтверждающих эту информацию документов. Но пообещали, что свидание состоится как только придут результаты ПЦР-тестов братьев.

Немов считает, что в СИЗО нарушили закон. По его мнению, даже подтверждённый коронавирус не должен быть причиной отказа в свидании. В случае болезни доверителя сотрудники изолятора могут лишь предложить защитнику принять повышенные меры предосторожности – но не имеют права запрещать встречу. «Если человек так плохо себя чувствует, то не надо тогда его судить, – возмущается адвокат. – Иначе получается, что мы даже не можем встретиться и сформировать позицию для суда».

Адвокат Александр Немов

Право адвоката на свидание с подзащитным и вытекающая из него обязанность сотрудников ФСИН его обеспечить – безусловные. В УПК не говорится о том, что плохое состояние человека – основание для отказа в свидании.

Ранее «Улица» писала о похожей истории, которая произошла с адвокатом Романом Качановым. В 2019 году у его подзащитного в мордовской колонии произошёл инсульт. Мужчину частично парализовало и он не мог самостоятельно выйти к защитнику. На этом основании сотрудники ИК полгода отказывали осуждённому в праве на свидание с адвокатом. Но в 2020 году Октябрьский суд Екатеринбурга удовлетворил иск Качанова и признал, что болезнь заключённого не основание для отказа в свидании с защитником.

Александр Немов пожаловался на недопуск дежурному прокурору и сообщил об этой ситуации на телефон доверия Чеченского УФСИН. Однако реакции не последовало. 18 августа адвокат снова приехал в СИЗО – и начальник медсанчасти сразу сообщил, что встреча не состоится. «Он говорил, что не пришли какие-то тесты. Что завтра их точно привезут и тогда меня пустят, – вспоминает адвокат. – Я объяснил ему, что результаты тестов не имеют значения, я всё равно имею право к ним попасть. Но разговаривать было бесполезно».

Тогда Немов подал жалобы в УФСИН и прокуратуру республики (есть у «АУ»). Он указал, что действия сотрудников изолятора противоречат положениям ст. 48 Конституции, а также ст. 49 и ст. 53 УПК. Кроме того, отказ в свидании с доверителем нарушает профессиональные права, гарантированные Законом об адвокатской деятельности. Немов попросил провести проверку и привлечь нарушителей к ответственности.

На следующий день сотрудники дежурной части снова не хотели его пускать. Но после разговора с начальником медсанчасти адвокату наконец дали увидеться с подзащитными. Исаев и Магамадов рассказали, что 22 июля их везли в суд – и по дороге у них произошёл конфликт с конвойными. Юноши утверждали, что попросили открыть окна, но сотрудники в ответ стали высказывать гомофобные оскорбления. После возвращения в СИЗО сотрудники начали в грубой форме «объяснять» братьям, что арестованным нельзя «пререкаться с конвоирами». Один из них нанёс Исаеву несколько ударов по телу и лицу, а потом «попытался задушить».

Также подзащитные сообщили адвокату, что 12 августа их хотели насильно побрить налысо. Братья попытались сопротивляться. «В итоге Исаева силой вытащили из камеры и донесли до парикмахерской, зафиксировали ногами и побрили, – пересказывает адвокат. – Магамадова поставили лицом к стене: заставили расставить ноги так широко, что он вынужденно садился на шпагат. По сути, пытали этой позой. После экзекуции он в знак протеста нанёс себе 29 порезов на руке». А 18 августа братьев отвезли к оперативному сотруднику, который убеждал их не рассказывать адвокату об эпизодах с конвойными и принудительной стрижкой. Немов полагает, что именно с этим и был связан отказ допускать его к доверителям.

Защитник добавил, что в ходе встречи уже не увидел у братьев следов телесных повреждений помимо тех порезов, которые Исаев сделал сам. Тем не менее Немов подал в СКР заявление с требованием проверить жалобы подзащитных на предмет превышения сотрудниками УФСИН своих полномочий. Кроме того, он решил подать к СИЗО административный иск (есть у «АУ»). Адвокат указывает, что отказ в свидании нарушил право обвиняемых на защиту, положения УПК – и его профессиональные права.

Адвокат Александр Немов

Мы, конечно, опасались, что после иска у подзащитных могут возникнуть проблемы в СИЗО. Но они дали на это согласие. У нас нет другого выхода: всё, что мы можем делать, – это только фиксировать нарушения и действовать в рамках правового поля.

По словам адвоката, в суде получили его иск, но заседание пока не назначено. Немов не сообщал о недопусках в адвокатскую палату Чечни и «родную» АП Нижегородской области – он пояснил, что планирует обратиться напрямую в ФПА.

Президент АП Чечни Шамхан Катаев в разговоре с «Улицей» заявил, что не получал жалоб от Немова. «Когда я встретился с ним на конференции в Черкесске, то сказал, чтобы он обращался ко мне, если у него будут проблемы, – рассказал Катаев. – Но сейчас он ко мне не обратился».

Президент палаты не стал оценивать недопуск адвоката к доверителю из-за подозрений на коронавирус. «Я не врач, чтобы это комментировать, – пояснил Катаев. – Но как адвокат я бы не пошёл к человеку, если он болен. Должны быть меры предосторожности». «Улица» направила запрос в УФСИН и прокуратуру Чеченской Республики, но пока не получила ответа.

* ИГИЛ – запрещённая в России террористическая организация.

Обновление от 27.08.2021: Адвокат Александр Немов заявил «Улице», что слова президента АП Чечни Шамхана Катаева об их встрече в Черкесске не соответствуют действительности. Он пояснил, что «ни разу в жизни не видел господина Катаева».

Автор: Елена Кривень

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.