22.09.2021

«Нонсенс – когда твой труд оплачивает противник»

Адвокат Михаил Пашинский – о борьбе за своевременную оплату работы по назначению

Член совета АП Санкт-Петербурга Михаил Пашинский известен в сообществе своей борьбой за своевременную оплату работы по назначению. В августе Верховный Суд удовлетворил одну из его жалоб на задержку выплат со стороны районного УМВД. А в начале сентября ВС рассмотрел вторую жалобу – и пришёл к выводу, что даже сам факт задержки оплаты является незаконным бездействием. В интервью «Улице» адвокат рассказал, что не намерен останавливаться на достигнутом. И дело не только в том, что МВД всё ещё должно Пашинскому около 100 тысяч рублей. Для него эта ситуация – принципиальный вопрос о возможном финансовом давлении на адвокатов.

– Сколько осталось постановлений, по которым вы не получили оплату? Какая общая сумма задолженности?

– Точную сумму даже не скажу навскидку. Максимальный размер задолженности был осенью 2020 года – больше 300 тысяч рублей. Вообще, у меня есть основания полагать, что я чемпион России в этой дисциплине.

Правда, с того момента я прекратил работать по назначению. Сейчас долг постепенно гасится по мере удовлетворения судом моих жалоб, на данный момент осталось меньше 100 тысяч – это примерно 20 дел. В основном по назначению следователей или дознавателей Приморского района Санкт-Петербурга. А вот задолженность за работу по назначению суда ничтожно мала.

От адвокатов требуют навык скорочтения
Суды считают, что защитник может изучить четыре-пять томов в день

– В чём, собственно, проблема? Почему следователи и дознаватели затягивают оплату?

– Трудно сказать наверняка – вероятно, причины разные. Кто-то из следователей просто ленив, кто перегружен работой, кто привык, что за него адвокат все документы собирает, а он только относит на подпись. Худший вариант, когда таким образом пытаются оказать давление на адвоката.

Адвокат Михаил Пашинский

Кто-то таким образом пытается показать адвокату свою власть – отомстить за принципиальную линию защиты.

Ещё одна причина – слишком забюрократизированная система оплаты. Этот сбор документов непонятно для чего нужен, он только возлагает на следователей дополнительные обязанности, а они и без того всегда загружены. И понятно, что эта работа априори будет ставиться в «конец очереди». Только когда следователя «прижимают к стенке» – суды начинают отправлять запросы, звонить руководителям – тогда у них время и находится.

«Улица» подробно рассказывала, как адвокат с 2019 года судился с УМВД. Следователи утверждали, что защитник предоставил им не все документы – и ссылались на список из приказа своего регионального управления. Три судебные инстанции противоречили друг другу в деталях, но неизменно принимали решения в пользу УМВД. Ситуация изменилась только на уровне ВС: в августе 2021 года он отменил решения нижестоящих судов и вернул дело в первую инстанцию. А в сентябре ВС признал несвоевременную выплату вознаграждений незаконным бездействием.

– Это только в Приморском районе так? Или по всему Санкт-Петербургу?

– Я был «прикомандирован» к этому району, поэтому более-менее полной информацией владею по нему. Но в палату поступает информация о том, что и в других районах аналогичные проблемы. Хотя у меня есть подозрение, что я чемпион России в этом.

– Когда вы в первый раз столкнулись с такой ситуацией?

– Где-то в 2018 году. До этого процесс оплаты труда был не так забюрократизирован. Следователь выносил постановление, адвокаты несли его в бухгалтерию вместе со счётом – и получали деньги. То есть не требовалось предоставлять дополнительный комплект документов. С 2018 года, видимо, требования ужесточились. А потом вышел приказ ГУ МВД по Санкт-Петербургу №369, который предусматривает сбор следователями пакета документов. Возможно, с этим и связаны задержки, как я уже говорил.

– Вы сразу решили судиться?

– Надо понимать, что мы с коллегами идём на ощупь – устоявшейся судебной практики по этому вопросу нет. Она как раз сейчас формируется – во многом моими стараниями, поскольку у меня накопилось более 100 судебных решений по этой теме. И даже сейчас до конца непонятно, какой путь здесь более эффективный.

Сначала я пытался обжаловать незаконное бездействие должностных лиц в порядке КАС. У меня было несколько удовлетворённых исков – в каждом по 10–20 дел. Но потом я пришёл к выводу, что это долго и энергозатратно, поэтому попытался обжаловать бездействие следователей в порядке ст. 125 УПК.

Казалось, этот путь будет короче, поскольку для рассмотрения таких жалоб установлен пятидневный срок. Но как говорится, гладко было на бумаге… Все жалобы судьи вернули. Они решили, что указанное бездействие следователей по смыслу уголовно-процессуального закона не является предметом обжалования в порядке ст. 125 УПК. Санкт-Петербургский городской суд все решения оставил в силе.

Сейчас очень принципиальный момент: ВС удовлетворил три мои кассационные жалобы и направил дела на новое рассмотрение в 3КСОЮ. Заседания назначены на конец сентября. Но ВС рассматривал те дела, где 3КСОЮ не усмотрел предмета обжалования. Там странная ситуация. Первые 10 жалоб были удовлетворены. Кассация обнаружила предмет обжалования и отправила на новое рассмотрение. Но потом «тумблер переключился». Тот же самый суд с не меньшей убедительностью стал доказывать, что отказы обоснованы, потому что предмета обжалования нет. Надеюсь, теперь в этом вопросе будет поставлена точка.

– То есть у судов не сложилось единой позиции?

– По ст. 125 позиция была очень жёсткой – такая неоплата обжалованию по УПК не подлежит. А по КАС единой позиции нет даже у одного и того же судьи. Например, Наталья Карсакова из Приморского суда сначала удовлетворяла мои иски. Убеждала представителей МВД в том, что адвокат для получения денег должен только написать заявление и всё. Справки, ордера – это уже головная боль МВД. Потом вдруг у неё позиция изменилась. Что там случилось, остаётся только догадываться – но по таким искам она начала мне отказывать. Потом снова удовлетворила три иска и так далее.

– Вы планируете все невыплаты до ВС доводить, если нижестоящие суды будут отказывать?

– Я намерен все дела довести до конца. Это стало делом принципа. Поверьте, там не такие уж большие деньги, чтобы они как-то повлияли на моё благосостояние. Просто эта борьба уже стала частью моей жизни.

– Позиция ВС может как-то повлиять на ситуацию?

– Надеюсь, что эти решения ВС помогут коллегам и будут служить в качестве примера. Но чтобы изменить неблагоприятную ситуацию, здесь нужны консолидированные усилия адвокатов и палат, а не «точечные успехи» в судах отдельных адвокатов. Деньги в конце концов выплатят. Но вряд ли кто-то из должностных лиц понесёт ответственность – ни за необоснованную задержку выплаты, ни за вынесение неправосудных решений. И адвокатам будут говорить: мол, если вы такие же принципиальные, как Пашинский, то и деньги так же будете получать – через ВС и спустя два года.

Адвокат Михаил Пашинский

Я уже года два проповедую мысль, что в Санкт-Петербурге призвать господ полицейских к соблюдению обязанности своевременно оплачивать труд адвоката можно только проведением акции протеста. Потому что по-другому они не понимают. Руководство палаты постоянно ведёт с ними какие-то переговоры – а воз и ныне там.

– А вы обращались в палату за помощью? В комиссию по назначению, в КЗПА?

– Ирония в том, что до недавнего времени я сам входил в комиссию по назначению (в августе в комиссии произошла ротация – прим. «АУ»). Сбор информации о задолженностях как раз и был инициирован моими обращениями. Я представил палате сведения по гигантской задолженности. После этого началось некоторое движение – АП обратилась к адвокатам с просьбой представить сведения. А потом всё сошло на нет.

– В октябре-ноябре на сайте АП СПб было сообщение о том, что более 30 защитников жалуются на задержку оплаты труда по назначению.

– Да-да, это как раз тот сбор информации, о котором я говорил. Но адвокаты очень неактивно откликнулись на призыв палаты. Что такое 30 человек? В личном общении подавляющее большинство жалуется на проблему с оплатой. Но как только встал вопрос об официальном предоставлении такой информации, то из тысяч адвокатов откликнулись единицы. Руководство палаты увидело эти цифры и заявило, что особой проблемы здесь нет, поскольку нет массового характера нарушений.

Адвокат Михаил Пашинский

Но моё мнение, что даже если бы одному адвокату не платили из всей палаты, надо было встать на его защиту.

Как сказано: кто из вас, имея 100 овец и потеряв одну из них, не оставит 99 в пустыне и не пойдёт за пропавшею, пока не найдет её?

– Что могли бы сделать палата и ФПА в этой ситуации?

– Я уже ответил на этот вопрос. Пока вижу, что проблеме сейчас не уделяется достаточного внимания. По крайней мере, на уровне нашей палаты.

Адвокат Михаил Пашинский

У меня такое ощущение, что я воюю один против стоглавого дракона. А остальные наблюдают, сочувствуют, но помогать не хотят.

– Вы говорили, что сейчас есть некая зависимость адвоката по назначению от следователей или дознавателей, которые препятствуют оплате труда. А как её избежать?

– Первое, что нужно сделать – это убрать оплату труда адвоката из рук процессуального оппонента. То есть отдать её третьему лицу, например Минюсту. А то как в народе говорят: «Кто платит – тот и музыку заказывает». Вообще это нонсенс – когда твой труд оплачивает противник. Это может работать только в условиях нормально функционирующей правовой системы, где все с уважением относятся к исполнению закона. Написано, что следователь должен платить – платит. А если не платит, его призывают к порядку руководитель, прокурор, суд. За неисполнение – привлечение к ответственности. Вот тогда это будет работать. А когда следователь чувствует полную безнаказанность – понятно, что платить он не будет.

Необходимо добиваться того, чтобы система оплаты труда защитника работала без сбоев. Это возможно сделать только совместными организованными усилиями. Длительный процесс судебного обжалования незаконного бездействия отдельно взятых следователей при условии их безнаказанности за допущенные нарушения показал свою неэффективность в деле борьбы за права адвокатов.

Беседовала Алёна Савельева

Редактор: Александр Творопыш

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.