11.01.2022

Право воя

Максим Доценко
Максим Доценко
Арбитражный управляющий

Ответ коллеге, разочарованному профессией

Процесс
Синдром адвокатского выгорания

Вчера «Улица» опубликовала рассказ 27-летнего Константина Барабанова, который покинул юриспруденцию. Он больше не может терпеть проблемы с правом в стране – и устал от постоянных переработок. Председатель экспертного совета Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих Максим Доценко разбирает обе эти причины – и находит их недостаточными для «плача по профессии». Он призывает «быть реалистами» и «искать не причины, а возможности».

I

В чера экс-юрист Константин Барабанов написал колонку, которую проще всего охарактеризовать как «плач Ярославны». Подобная риторика – другой полюс «ура-патриотизма» – довольно типичное явление в нашей российской действительности. Причём не только для юриспруденции.

Работники творческой сферы точно так же пожалуются, что успеха добиваются единицы, а большинство влачит жалкое существование. Развитие науки на постсоветском пространстве – история отдельная и в основном безрадостная (хотя есть и некоторые поводы для оптимизма). IT-специалисты повторяют известную шутку о том, что не пошли в юристы из-за нежелания «копаться в запутанном месиве из противоречащих друг другу псевдоформальных текстов и их интерпретаций людьми разной степени экспертности с конфликтными интересами». Но ведь и они прогадали! Историй про стресс, переработки, необходимость постоянного самообразования и нехватку личной жизни в IT-сфере тоже хватает.

Хотите бросить российскую юриспруденцию, чтобы стать пилотом в США, как романтически настроенный коллега Константина Барабанова? Нет проблем! Только будьте готовы выложить за обучение от 50 до 76 тысяч долларов. И налетайте не менее 1,2–1,5 тысяч часов – без этого вы мало кому интересны как сотрудник. Выучите английский (в том числе технический) в совершенстве. Не забывайте, что в период обучения (а это минимум два года) вам нужно где-то жить и что-то кушать. Ну и помните, что пилоты за ошибки платят своей жизнью или свободой, а времени на раздумья в этой профессии нет совсем. Например, если не успеть остановить пожар на борту, через 1–3 минуты его последствия становятся необратимыми.

Об этом отлично сказал юморист Азамат Мусагалиев: «Хорошо там, где нас нет. Но там, где нас нет, бывает и хуже…»

II

Разумеется, российская правовая система имеет свои недостатки. Как-никак, в современном виде ей всего тридцать лет от роду. Вспомним цитату писателя Владимира Туровского: «Наше государство правовое – каждый в нём имеет право воя».

Однако поддаваться паническим настроениям я бы не стал. Если говорить про гражданские и арбитражные дела, то процент откровенно политических и/или «заказных» решений не так уж и велик. Но будем честны: юристу гораздо проще сказать «суд купили» или «судья дурак», чем признавать собственные ошибки.

Да, можно подобно Роману Бевзенко мучиться многолетними фантомными болями от утраты Высшего арбитражного суда. Однако «канонизировать» ВАС точно не стоит. Информация о деятельности этого славного заведения до сих пор ходит разная.

Можно уходить в «навальнизм» и сокрушаться из-за поправок в Конституцию. Но что они глобально изменили, кроме сроков президентства? Разумеется, каждая рвущаяся к власти партия (сила) считает, что её способ грабежа населения наиболее справедлив. И строит свою риторику исходя из этого.

Словом, быть идеалистом сложно. А реалистом – куда прагматичнее.

Не нравится страна – переезжайте. Послушаем, что вы потом будете говорить. От знакомых эмигрантов лично я слышал многое о жизни «за бугром» – и хорошее, и плохое (например, о бюрократии и медицине).

III

Относительно условий труда в российских юрфирмах соглашусь с Константином частично. По опыту сотрудничества с рядом крупных компаний, я могу подтвердить: описанные им проблемы с переработками и выгоранием действительно существуют. Таковы последствия популярности и престижности юридической профессии в 1990-е и нулевые годы. Огромное количество выпускников юрфаков «заборостроительных» вузов отчаянно демпингуют. Выпускников престижных учебных заведений тоже немало на рынке, но даже к ним порой есть вопросы о качестве подготовки. Как сказал один уважаемый коллега: «Умные, только писать не умеют».

Но никто не отменял принцип «кто не умеет работать головой – работает руками». В нашем случае: кто не работает на качество – тот работает на количество; кто не умеет оптимизировать процессы, тот и тонет в «текучке».

Между тем, я бы не стал утверждать, что за пределами «топовых» компаний нет жизни и зарплаты. Не обязательно ввязываться в крупнейшие дела, чтобы иметь приличный доход. Множество бутиковых фирм успешно работают, не претендуя на участие в рейтингах и всемирное признание. Лично я пошёл именно таким путём – и успеваю при этом уделять время семье, преподавать и учиться на частного пилота.

Кто хочет – ищет возможности. Кто не хочет – ищет причины.

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.