17.12.2021

Права полицейских и угрозы адвокатам

Александр Редькин
Александр Редькин
Адвокат АП Москвы

Александр Редькин – о возможных последствиях поправок в Закон о полиции

На прошлой неделе Госдума приняла в третьем чтении поправки к Закону о полиции. Адвокат Александр Редькин проанализировал окончательную версию документа – и увидел, что значительная часть изменений лишь закрепляет существующую практику или дублирует другие законы. Вместе с тем Редькин обнаружил поправку, которая может затронуть профессиональные права адвокатов.

Повторить, чтобы дошло

Б ольшинство принятых поправок кажутся мне абсолютно бессмысленными. Многие упомянутые там полномочия уже были закреплены в других законах. И всё же законодателю зачем-то потребовалось дополнительно прописывать их в Законе о полиции.

У меня есть одна гипотеза, почему так произошло. Из своего опыта могу сказать, что полицейские не всегда хорошо знают свои права. Им известен стандартный набор полномочий, которым они пользуются постоянно.

Адвокат Александр Редькин

Но если ситуация требует выйти за пределы привычных полномочий – полицейские впадают в ступор. «Имею я на это право или лучше не рисковать?». Может быть, полномочия решили ещё раз чётко обозначить, чтобы избавить их от сомнений.

Часть поправок вряд ли как-то скажутся на работе полиции, – по сути, они закрепляют уже наработанную практику. Но есть и те, что избавят рядового сотрудника от сомнений – именно там, где ему лучше было бы задуматься о возможных последствиях.

Пройдёмся по самым резонансным поправкам, которые активнее всего обсуждались в СМИ.

Статья 5 дополнилась частью 5.1: сотрудник имеет право сначала произвести задержание, а только потом представиться и объяснить причину. С оговоркой, что противоправные действия нужно пресечь немедленно. Например, если они угрожают самому сотруднику или окружающим.

Задержат, даже не представившись. Но на практике так всегда и происходило! Преследуя человека, полицейский не представляется и уж точно не объясняет «причину обращения». И когда защита указывает суду на такое нарушение, это уже ни на что не влияет – подобные действия не влекут за собой прекращения дела.

В п. 2 ч. 1 ст. 13 появилось ещё одно основание для проверки документов у гражданина. Если человек обратился к полицейскому, тот вправе потребовать у него документы и поинтересоваться ФИО. Но я не представляю, что могло помешать полицейским и раньше это делать. Более того, ничто не мешает сотрудникам проверять документы вообще без всяких оснований – хотя Закон вроде бы достаточно чётко описывает случаи, когда полицейский имеет на это право.

И вообще, что здесь изменится для граждан? Они не смогут обратиться к полицейскому, если у них не будет документов? Конечно, нет. Сотрудник в любом случае обязан реагировать на сообщение.

Что у меня в кармане?

А вот в п. 16 той же ст. 13 появилось действительно важное дополнение. Раньше основанием для личного досмотра могло стать «наличие данных» о том, что гражданин хранит при себе запрещённые к свободному обороту предметы. А теперь – ещё и «предметы хищения».

С точки зрения чисто юридической, поправка, может, и не самая плохая. Если бы не опасность злоупотреблений. И сейчас меня больше всего беспокоит возможность применения этой нормы к адвокатам. Лично я несколько раз сталкивался со схожей ситуацией. Приезжаешь по вызову доверителя на обыск или задержание, а следователь начинает запугивать: «Мы сейчас проведём и ваш личный обыск». Я, конечно, знаю, что у меня нет ничего запрещённого. Но ведь, бывает, и подкидывают… В результате всё равно создаётся нервозная обстановка. Следователь использует угрозу личного обыска, чтобы адвокат не активничал и делал поменьше замечаний.

Поправка о «предметах хищения» упрощает эту задачу. Ведь личный обыск проводится только в рамках УПК, по возбуждённому делу. А досмотр – в любой ситуации.

Адвокат Александр Редькин

Приезжает адвокат, а полицейские ему: у нас тут кража в районе была, мы подозреваем, что у вас при себе предмет хищения. И смотрят, что в карманах, в бумагах.

Понятно, что на обыски мы не берём с собой практически ничего – я захожу только с ордером, удостоверением и чистым листом бумаги. Но теперь, выходит, так надо делать всегда и везде? А если адвокату негде оставить портфель?

Второй вопрос. По закону наши документы защищены адвокатской тайной. Например, при обыске у адвоката разрешается изымать только конкретное производство, о котором сказано в судебном решении. Фотографировать, изучать все бумаги подряд категорически запрещено – и за этим в ходе обыска следит представитель адвокатской палаты. Но что мы имеем в случае с личным досмотром? Полицейский скажет, что искал в бумагах адвоката «предмет хищения». Иди потом и жалуйся, что документы изъяли незаконно. Только сведения, которые там могли содержаться, уже стали известны «неопределенному кругу лиц».

Но главное – личный досмотр адвоката будет оттягивать момент начала оказания юридической помощи доверителю. А это огромная потеря времени. Ведь досмотр должен проводиться в отдельном помещении, лицом того же пола и в присутствии понятых того же пола. Пока их найдут, пока оформят протокол... Всё это время доверитель остаётся без помощи.

«Они решили нейтрализовать адвоката»
Эдем Семедляев – о требовании полицейского раздеться

Наконец, что эта ситуация скажет доверителю? Вот приехал адвокат, а его – хлоп! – и досматривают так же, как задержанного. Как в ситуации с крымским адвокатом Эдемом Семедляевым. Подзащитный смотрит и думает: «Ну если и с адвокатом так можно, что говорить обо мне. Правильно следователь сказал, надо явку с повинной. Оговорю себя, и чёрт с ним». Конечно, вряд ли это будет носить массовый характер – но опасность такая есть.

Адвокат Александр Редькин

Эта поправка даёт больше возможностей для подобных злоупотреблений. А также высвечивает давно назревшую проблему: в рамках КоАП и Закона о полиции у адвоката вообще нет никакого иммунитета.

Напоследок отмечу, что законодатель изменил формулировку по поводу оснований для досмотра. Вместо «данных» о том, что человек хранит при себе запрещённый предмет, теперь достаточно «оснований полагать». Хотя на практике никаких «данных» никто и не предъявлял. Закон не требовал от полицейских раскрывать эти сведения, они легко могли их придумать. Госдума просто закрепила то, что давно работало. Хотя здесь, на мой взгляд, стоило обязать полицейских объяснять – какие данные говорят, что у человека при себе запрещённый или похищенный предмет.

Скрытый смысл

Следующие важные поправки касаются вопросов проникновения в жилище и досмотра транспортного средства. Теперь попасть в дом без разрешения суда можно для задержания подозреваемых или обвиняемых – а также лиц, на которых очевидцы или потерпевшие укажут как на предполагаемых преступников.

Формально ничего нового здесь не появилось. Раньше тоже можно было вскрыть квартиру без судебного решения, если, по данным оперативников, там находится преступник или хранится оружие. А действия полицейских постфактум оценивала прокуратура. Поэтому они всё же старались находить какие-то комбинации, чтобы проникать без ущерба. Конечно, у прокуратуры не возникало вопросов, если полицейский видел, как преступник забежал в квартиру. Но если были сомнения, то сотрудники предпочитали подождать, пока кто-то выйдет из квартиры. Или всё-таки шли в суд за разрешением.

То же самое и в вопросе досмотра транспортного средства. Теперь ст. 15.1 Закона о полиции разрешает вскрывать автомобиль, например, «для обеспечения безопасности граждан или общественной безопасности при массовых беспорядках и чрезвычайных ситуациях».

Но вот вопрос. Допустим, полиция преследует протестующего, а он прячется в машину. Закон и раньше позволял вскрыть автомобиль в такой ситуации. И кто будет принимать решение – это ещё мирный протест или уже беспорядки?

Практически любую ситуацию можно подвести под основания, указанные в новой редакции Закона. Если раньше полицейский ещё задумывался, стоит ли вскрывать автомобиль или проникать в жилище, то теперь ему чётко прописали: он имеет на это право.

Адвокат Александр Редькин

Может быть, в этом и кроется смысл поправок. Полицейским сказали: не сомневайся, не бойся нарушить закон.

Практика покажет, насколько эти изменения усложнят нам жизнь. Но важно помнить – чем больше полномочий у правоохранителей, тем чаще происходят злоупотребления. И главное: чем больше прав у полиции – тем меньше их у граждан и у адвокатов. Это то, о чём стоит задуматься адвокатскому сообществу. И как минимум поднять вопрос об иммунитете адвоката в рамках КоАП и Закона о полиции.

Редактор: Елена Кривень

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.