31.03.2020

Откройте, это ваши адвокаты

Иван Павлов
Иван Павлов
Адвокат АП Санкт-Петербурга, сопредседатель «Пражского клуба», к.ю.н.

Какую информацию должны раскрыть палаты перед адвокатами

В дни эпидемии коронавируса адвокат Иван Павлов предлагает поговорить о давней «болезни» российской адвокатуры – закрытости палат. Эксперты центра «Инфометр» проанализировали сайты палат и пришли к неутешительному выводу – руководство адвокатской корпорации не видит необходимости отчитываться перед теми, кто его избрал. На сайтах нет финансовых документов, нормативных актов, а зачастую даже информации о решениях советов палат. С марта этого года палаты обязаны публиковать минимальный набор данных о своей работе – но Иван Павлов считает ненормальной ситуацию, когда органы самоуправления будут отчитываться перед коллегами только под «нажимом» государства. В своей колонке он предлагает адвокатам обсудить, какие именно данные должны раскрывать палаты.

Е щё в декабре Проектный центр «Инфометр» выпустил отличный доклад об открытости региональных адвокатских палат – открытости перед гражданами и самой адвокатской корпорацией. К сожалению, тогда исследование было практически не замечено коллегами. Вчера я снова перечитал его – и доклад показался мне очень своевременным из-за недавних поправок в Закон об адвокатуре. Напомню, с марта 2020 года федеральная и региональные палаты должны размещать в интернете информацию о финансовой отчётности, о решениях советов и о сделках с заинтересованностью. Такие требования введены известным всем «законом Клишаса», принятым в конце прошлого года.

Эксперты «Инфометра» составили длинный (77 пунктов!) перечень тех сведений, которые, по их мнению, должны быть опубликованы на сайте каждой палаты. Начиная от Устава и подробного реестра региональных адвокатов – и заканчивая решениями комиссий, отчётами совета и размером вознаграждения президента. Ничего секретного в этой информации нет – и всё же результаты исследования говорят о том, что палаты не собираются делиться такими данными. Только одна палата – АП Удмуртии – раскрыла на своём сайте почти всю необходимую информацию (98% от ожидаемого уровня открытости). На втором месте палата Ленинградской области – уже со значительным отрывом, всего 67%. А в среднем на сайтах палат содержится всего 29% данных, важных для адвокатов и общества в целом. И это ещё не самый плохой результат: нижние 10 позиций рейтинга – палаты с практически бесполезными сайтами (менее 10% необходимой информации). Впрочем, четыре палаты в 2020 году и вовсе не имеют собственных сайтов.

Такую закрытость авторы исследования называют тревожным симптомом системных проблем российской адвокатуры. Впрочем, они признают, что палаты не были обязаны публиковать подробную информацию о своей работе. С другой стороны, получается, что они не посчитали необходимым сделать это добровольно, для удобства коллег и потенциальных доверителей. Не были обязаны – но теперь ситуация изменилась. И изменилась во многом благодаря активности рядовых адвокатов.

Адвокат Иван Павлов

Возможно, сейчас адвокатура как корпоративный институт начинает меняться почти так же масштабно, как во времена принятия закона 2002 года. И важно, что эта дорога отнюдь не с односторонним движением.

Многим может показаться, что наши коллеги из Федеральной палаты адвокатов – единственные представители корпорации, которым удалось повлиять на этот закон, когда он ещё был только законопроектом. Но это не совсем так.

«Законопроект Клишаса» на начальном этапе совсем не учитывал запросов адвокатской улицы. Проект не содержал не только требований об отчётности палат – но и норм, направленных на решение проблем «карманной адвокатуры» и коррупции при приёме новых адвокатов. Зато среди предложенных сенатором мер было ограничение права смены палаты адвокатам с менее чем пятью годами стажа. Несогласие значительной части адвокатской корпорации с предложенными поправками; возмущение тем, что адвокатов даже не пригласили к обсуждению; а также активная дискуссия на всех площадках и участие в законодательных процедурах привели в итоге к тому, что мы имеем закон с совершенно иным содержанием. 

Так и с вопросом открытости. «Пражский клуб» (неформальное объединение адвокатов – «Улица») выступал с инициативой о введении обязательных требований к открытости адвокатских палат задолго до того, как они были введены в закон. Были разработаны рекомендации, методика оценки такой открытости – разумеется, в соответствии с отечественными и международными практиками. И это нельзя назвать каким-то необычным или рушащим устои требованием. Вспомним, что органы исполнительной, законодательной, судебной властей, государственные учреждения и предприятия, и даже саморегулируемые организации в России уже много лет обязаны выполнять нормативно закреплённый перечень требований к информационной открытости.

Обсуждение «законопроекта Клишаса» заставило адвокатуру активизироваться, в результате чего предложения об открытости палат были высказаны – и услышаны. Федеральный закон №400-ФЗ, который вносит поправки в Закон об адвокатуре, среди прочего обязал региональные адвокатские палаты публиковать на сайтах информацию:

  • о годовой финансовой отчётности;
  • о решениях совета палаты;
  • и о сделках, в отношении которых имеется заинтересованность членов советов.

Не так много по сравнению с 77 пунктами перечня «Инфометра» – но надо с чего-то начинать. Кажется, самое время откупорить бутылку шампанского, чтобы отпраздновать будущую открытость органов нашего самоуправления. И можно спокойно ждать их окончательного исполнения палатами в самое ближайшее время.

Но вот здесь пришло время поговорить об очень важном моменте.

Региональные палаты – прежде всего органы адвокатского самоуправления. Мы так часто произносим это словосочетание, что оно стало немного заезженным, и его смысл постепенно забылся. Органы адвокатского самоуправления – это наши с вам коллеги по сообществу, которым мы с помощью механизма выборов доверили распоряжаться общим бюджетом и представлять нас перед государственными структурами. Если подумать, президенты и советы палат должны были бы и без всякого закона иметь заинтересованность в том, чтобы раскрывать как можно больше информации о качестве исполнения доверенной им работы. Ведь иначе сообщество просто не проголосует за них на очередных выборах.

Но, к сожалению, в реальности они никак не зависят от наших с вами голосов. Ведь ротации раз в два года подвергается только одна треть советов палат – а другие две трети зачастую десятилетиями остаются на своих должностях. И это подтверждает исследование «Инфометра»: катастрофическая закрытость палат говорит о том, что у президента и советов отсутствует банальная заинтересованность в том, чтобы коллеги знали о работе тех, кому должны доверять больше всех остальных. «Мы как-нибудь без вас разберёмся» – так это выглядит.

Да, теперь закон обязал палаты публиковать хотя бы минимум значимой для адвокатов информации. Но нетрудно заглянуть в будущее и уже сейчас выразить опасения, что отчёты палат будут формальными из-за отсутствия прямой заинтересованности в открытости у президента и совета.

Адвокат Иван Павлов

Самое время предъявить ещё одну цифру из исследования «Инфометра»: в декабре, до вступления поправок в силу, всего 7% палат опубликовали финансовую отчётность. Отчётность перед теми, кто и формирует бюджет палаты из своих личных средств! Согласитесь, это просто неприлично.

Казалось бы, обновлённый Закон об адвокатуре даёт надежду на изменение этой ситуации. Ведь теперь любой адвокат имеет возможность предложить свою кандидатуру на пост президента палаты. А значит, улучшается ситуация не только с открытостью адвокатуры, но и с выборностью – и, получается, с подотчётностью.

Да, это шаг в правильном направлении, но слишком уж маленький. Не шаг, а шажочек. Вот и эксперты «Инфометра» пишут в своём исследовании: «...в условиях отсутствия ротации членов совета, который и выбирает президента палаты, шансы на избрание нового руководства незначительны». Звучит как приговор.

Но даже в этих условиях остаётся возможность «подачи апелляции». На мой взгляд, обязательства по развитию корпорации есть не только у адвокатов, избранных в советы палат, но и тех, кто в высоких советах не состоит. Задача всего адвокатского сообщества (да и общества в целом) – высказывать свои соображения, свои потребности, формулировать запрос. И тогда члены советов палат будут с куда большей охотой исполнять недавно принятые нормы об открытости. 

Адвокат Иван Павлов

Давайте вместе подумаем, что нам важно знать об адвокатуре, о работе адвокатов, о работе советов и комиссий? Какую информацию должны раскрывать о себе рядовые адвокаты, члены советов, президенты палат? Подумаем и скажем вслух.

Сейчас мне кажется важным помочь региональным палатам исполнить новые требования. Нужно вместе уточнить принятые нормы – привлечь бухгалтеров определить, что мы будем считать сделками с заинтересованностью; помогать с антикоррупционной экспертизой; двигаться в сторону унификации выкладываемых финансовых отчётов и решений советов. Давайте работать с экспертами из разных сфер, чтобы наладить эти процессы. Давайте вступать в диалог друг с другом.

У политологов и публицистов есть такое важное понятие – «окно возможностей». И сейчас у российской адвокатуры появилось такое окно: как минимум в вопросе открытости и подотчётности наших органов самоуправления. Выгоды от этого очевидны. Эффективные механизмы внутри сообщества, а также открытость друг другу и гражданам (нашим доверителям, вообще-то), позволят нам иначе функционировать – и выполнять свою работу так, как того требует наша мораль и наше право.

Иван Павлов является одним из трёх спонсоров, предоставивших средства для запуска «Адвокатской Улицы». Тем не менее его авторская колонка публикуется на тех же правах, что и колонки других авторов «АУ». Редакция готова опубликовать «ответную» колонку с критикой мнения Ивана Павлова, если она будет взвешенной и аргументированной.

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.