15.10.2021

«Мы выполняем госфункцию»

Николай Кипнис
Николай Кипнис
Член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, вице-президент АП города Москвы

Как «игра» процессуальными сроками может привести к созданию госадвокатуры

Член комиссии ФПА по этике и стандартам и вице-президент Московской палаты Николай Кипнис продолжил тему злоупотребления адвокатами процессуальными сроками – этот вопрос ранее затронул глава ФПА Юрий Пилипенко. Выступая на конференции «Адвокатура. Государство. Общество», представитель АП Москвы заявил, что иногда защитники по соглашению ставят в сложное положение «назначенцев». Это происходит, когда «соглашенцы» не являются на заседания о продлении меры пресечения, надеясь на освобождение своего доверителя за истечением сроков. В итоге защитники по назначению встают перед нелёгким выбором: вступить в дело и подвергнуться порицанию коллег – или отказаться от участия в заседании, рискуя навлечь на себя гнев судьи. По мнению Кипниса, корпорации необходимо обсудить этот вопрос – и выработать общий подход. В противном случае невыполнение адвокатурой возложенной на неё функции может привести к созданию госадвокатуры, уверен он. «Улица» приводит речь Кипниса с небольшими сокращениями и стилистическими правками, необходимыми при публикации устной речи.

М еня чрезвычайно беспокоит вопрос с «игрой» процессуальными сроками, которой занимаются у нас адвокаты по соглашению. Если вспомнить старый УПК, то действительно очень многие вопросы в нём не были урегулированы. И огромная заслуга Конституционного Суда состоит в том, что он, борясь за права человека, устанавливал рамки, сроки следствия, сроки содержания под стражей, особенности их исчисления при ознакомлении с делом и всё прочее. Это отвечает и нашим обязательствам по Европейской конвенции.

Но то, что мы наблюдаем на практике, – это стремление интерпретировать институт процессуальных сроков, придуманный для защиты конституционных прав личности, под нужды защиты по конкретному делу. Это нельзя, конечно, оценить как нечто противоправное, но здесь встаёт вопрос о соотнесении интересов.

Мы не должны забывать, что УК – это сфера публичного правоприменения. И защита по уголовному делу – это не просто гражданско-правовое соглашение адвоката с доверителем. Это и публичная обязанность сообщества обеспечить возможность реализации государством функции привлечения виновных к уголовной ответственности. И поэтому очень сложный вопрос в дисциплинарном правоприменении – это вопрос о том, когда процессуальные действия совершаются в момент истечения процессуальных сроков.

Все понимают, о чём речь, [но] я коротко обозначу. Завтра или даже сегодня истекает срок содержания под стражей. А вот с ходатайством [следователи] обратились не за семь суток, как предписывает закон, а вчера или сегодня. Да, формально у судьи есть пять суток на рассмотрение [ходатайства]. Но если судья не рассмотрит [его] в пределах установленного срока – необходимо освобождать [обвиняемого] из-под стражи. И вот острейший вопрос [в таких случаях] – это вызов защитника по назначению.

Адвокат по соглашению уведомлён, но не может [прийти на заседание]. Он достаточно себя защитил: больничными листами, занятостью в другом регионе, чем угодно. И рассчитывает на освобождение [доверителя] из-под стражи. Правомерны ли эти действия?

Есть подход, который вменяет адвокату по назначению такую позицию: «Вы обязаны отказаться от участия в процессе. Защитник по соглашению уведомлён менее чем за пять суток. Судья не обязан слушать сегодня – у него тоже есть время. Уволят этого судью или нет за допущенные действия – это не ваша проблема, это проблема судебной системы».

Другой подход состоит в том, что срок обращения в суд с этим ходатайством не является пресекательным. Это не срок на обжалование приговора или другого судебного акта. <…>

И вот поэтому сегодня нет однозначной оценки – и, соответственно, адвокат по назначению чувствует себя потенциально незащищённым в этой ситуации. Как ему поступить? Если он примет участие [в заседании] – он рискует быть привлечённым сообществом за то, что неправомерно выполнил функцию адвоката-дублёра. Если он не примет участие – он рискует быть привлечённым [к ответственности] за неуважение к суду, за необоснованный отказ от выполнения обязанностей.

Меня гораздо больше волнует другой вопрос…

Вице-президент АП Москвы Николай Кипнис

Такие отказы и позиция «нас не волнует, что вы поздно обратились в суд», по-моему, как раз являются очень чёткой предпосылкой к созданию – неважно как – муниципальной или государственной адвокатуры.

<…> Вопрос, который я хотел обозначить как тезис для дальнейших рассуждений, для раздумий: где пределы, где грань между представлением частного интереса и публично-правовой составляющей в работе адвоката и, в том числе, защитника по назначению? [Как] не стать слугой государства – и пособником, в том числе, в каких-то неправомерных действиях. Но и в то же время не подорвать доверие к сообществу как к таковому, на которое возложена государственная функция. Мне кажется, это очень серьёзный вопрос. И защитник по назначению, выполняющий важнейшую функцию и позволяющий другим работать по соглашениям, не отвлекаясь на бюджетную работу, – он, конечно, должен чувствовать себя защищённым.

Я не чувствую такой абсолютной защищённости и безопасности для защитника по назначению. И призываю всех задуматься – это чрезвычайно важный вопрос. Сохранить нашу корпоративность и автономию от государства, но и в то же время не отрицать, что мы выполняем госфункцию. Здесь нужно выработать взвешенный, и желательно единообразный подход для всего сообщества.

Записала Ольга Антипова

Редактор: Александр Творопыш

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.