20.08.2021

Гуманность сдали под залог

Анастасия Пилипенко
Анастасия Пилипенко
Адвокат АП Санкт-Петербурга

Изменение УПК оказалось слишком точечным

На этой неделе Минюст опубликовал проект поправок в ч. 3 ст. 389.2 УПК. Ведомство предлагает разрешить незамедлительное обжалование отказа суда отменить или смягчить меру пресечения. Сейчас защита не может оспорить такое решение до самого приговора — когда это уже бессмысленно. Но радоваться рано, предупреждает адвокат Анастасия Пилипенко: нововведение касается лишь одного, довольно редкого её вида – залога. В колонке для «Улицы» она объясняет эту избирательность Минюста – и сожалеет о чрезмерной осторожности законодателей.

Что случилось

17 июня Конституционный Суд вынес постановление №29-П, которое касается проблемы отмены меры пресечения – но только для залога. Напомню коротко историю вопроса. Жалобу в КС подал предприниматель Сергей Филиппов: в 2012 году его обвинили в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК) и в фальсификации доказательств по гражданскому делу (ч. 1 ст. 303 УК). В 2013 году суд назначил ему залог – восемь миллионов рублей. Чтобы выплатить эту сумму, Филиппов взял заём под 2% в месяц. Но следствие и суды по делу затянулись на восемь лет – и постепенно долг увеличился до 15 млн рублей.

Филиппов не раз ходатайствовал об отмене залога и возвращении ему денег. Сначала он обратился по этому вопросу к следователю (ожидаемо безуспешно). А потом, когда дело уже рассматривалось по существу, рассказал о своей сложной ситуации суду. Получив отказ, Филиппов попытался его оспорить. Но апелляционная инстанция указала, что такого рода решения согласно ст. 389.2 УПК можно обжаловать только одновременно с приговором.

Адвокат Анастасия Пилипенко

Заявитель посчитал, что невозможность безотлагательного пересмотра постановления суда об отказе в отмене залога нарушает его конституционное право на судебную защиту – и ограничивает право собственности.

В июне КС согласился с этими доводами, сославшись на ряд вынесенных ранее определений. Суд отметил, что для принятия решения об отмене залога нужно учитывать изменение жизненных обстоятельств залогодателя – а также сроки производства по делу, «превышающие ординарные». При этом КС указал, что применение залога непосредственно затрагивает право собственности. А значит, запрет на срочное обжалование решения об отказе в отмене этой меры пресечения не соответствует Конституции.

За рамками определения КС

Что было дальше? Правительство предложило внести изменения в ст. 389.2 УПК. Её действующая редакция предусматривает, что «судебные постановления или определения об избрании меры пресечения или о продлении сроков её действия» подлежат самостоятельному обжалованию до вынесения итогового судебного решения. Но в ней никак не упомянуты решения об отказе в изменении меры пресечения в виде залога на более мягкую.

На первый взгляд может показаться, что УПК легко будет привести в соответствие с позицией КС. Но загвоздка в том, что Суд всегда работает точечно – устраняя лишь те пробелы, на которые указал заявитель. Поэтому и законодатель, внося в УПК поправки о порядке обжалования отказа в отмене залога, оставил в стороне вопрос других возможных ходатайств защиты о смягчении меры пресечения.

Адвокат Анастасия Пилипенко

Например, в ходе судебного процесса защита просит заменить домашний арест на тот же залог. Если в ходатайстве было отказано, то УПК предлагает лишь ждать приговора – и только тогда обжаловать постановление, отмена которого уже совершенно не актуальна.

Единственный возможный вариант – ждать, когда обвинение само поднимет вопрос о продлении меры пресечения. На это может уйти от двух месяцев до полугода – срок, который в некоторых ситуациях может оказаться критичным.

Не только залог

Возникает вопрос: нужно ли было законодателю одновременно решить аналогичную проблему и с другими мерами пресечения? В моей практике был эпизод, когда под стражей находился отец-одиночка. Он воспитывал дочь-дошкольницу вместе со своей шестидесятилетней матерью. Когда та заболела коронавирусом, защита в срочном порядке поставила перед судом вопрос о замене отцу «стражи» на запрет определённых действий – ведь за девочкой просто некому было ухаживать. Но суд отказался смягчить меру пресечения. Апелляционную жалобу на этот отказ мне вернули – предложив обжаловать его вместе с приговором.

Адвокат Анастасия Пилипенко

И в этой ситуации – куда более распространённой, чем отмена залога, – никаких сдвигов, в том числе по воле законодателя, пока не предвидится.

Здесь же перед нами открывается вторая проблема. Конечно, новость об изменениях в статью 389.2 УПК должна порадовать защитников. Но, к сожалению, немногим удастся применить её на практике. Даже в пояснительной записке к законопроекту отражена печальная статистика – и в качестве минорного финального аккорда я позволю себе полностью привести эти цифры.

Итак, за прошедшие три года суды первой инстанции применили залог по 41 делу (в 2018 году – 21, в 2019 году – 13, в 2020 году – 7). В апелляции ситуация немногим лучше. При пересмотре постановлений о «страже» суды избрали залог по 64 делам (в 2018 году – 29, в 2019 году – 24, в 2020 году – 11). А в ходе пересмотра постановлений о продлении содержания под стражей – в 79 делах (в 2018 году – 40, в 2019 году – 25, в 2020 году – 14).

У Судебного департамента немного другие цифры. В 2018 году было удовлетворено 108 самостоятельных ходатайств о применении залога. Дополнительно залог был применён 138 раз вместо избрания «стражи», и 68 – вместо её продления. В апелляции – 29 раз по жалобам на избрание «стражи» и 40 – по обжалованию её продления. В 2019 году было удовлетворено всего 77 самостоятельных ходатайств. По вопросу о «страже» залог применялся в 86 случаях при избрании, и в 92 случаях при продлении. В апелляции было 24 залога по результатам обжалования избрания и 25 – продления.

В «пандемийном» 2020 году ситуация немного изменилась. Было удовлетворено целых 244 ходатайства о применении залога. Вместо «стражи» залог был применен по 92 делам (в 54 случаях – при рассмотрении ходатайств об избрании, в 38 – о продлении). В апелляции картина схожая: 11 случаев при обжаловании избрания «стражи» и 4 случая – при продлении.

И это данные по всей России.

Очевидно, что залогов избирается катастрофически мало – но даже эти числа с каждым годом снижаются. И эту проблему, в отличие от той, на которую указал КС в своем недавнем постановлении, невозможно решить, просто в очередной раз исправив текст УПК.

Обновление от 25 августа: автор добавила статистику Суддепа

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.