09.09.2021

«Будет, скорее всего, хуже»

Сергей Локтев
Сергей Локтев
Член Комиссии по защите прав адвокатов АП Санкт-Петербурга

Член петербургской КЗПА – об осторожности коллег

На этой неделе Институт права и публичной политики* провёл обсуждение своего доклада о нарушении прав адвокатов. Во время дискуссии член КЗПА АП Санкт-Петербурга Сергей Локтев подтвердил, что политическая ситуация в стране негативно повлияла на работу защитников – и рассказал, как сам сталкивался с «Крепостью» и недопусками. Он считает, что палатам необходимо обмениваться опытом борьбы с нарушениями прав защитников. Также Локтев призвал коллег не стесняться просить палаты о помощи. «Улица» приводит часть его выступления с небольшими стилистическими правками, необходимыми при публикации живой устной речи.

«Давайте не надевать розовые очки»

С ейчас читаю чат – и коллеги правильно пишут, что зачастую они не чувствуют поддержки органов адвокатских палат. Я первый год являюсь членом палаты Санкт-Петербурга, до этого был в исполнительных органах палаты Липецкой области. Там таких проблем не наблюдалось: случаи нарушения прав адвокатов совет исправно рассматривал. Там я занимал должность председателя комиссии по защите прав адвокатов; кажется, от коллег на меня не поступало жалоб, что я что-то не рассматриваю, не докручиваю или пишу какие-то отписки.

Адвокат Сергей Локтев

Этот год был во многом ключевым. Мы все понимаем, в связи с чем происходили акции протеста, массовые задержания. Я так же работаю в поле – меня так же не пускали в суды, не пускали в отделы полиции, вводили план «Крепость». В общем, я на себе всё это прочувствовал.

Но в АП Санкт-Петербурга есть такой прекрасно работающий механизм, как полномочный представитель. То есть на все нарушения я вызывал представителей палаты, всё это актировалось. Полномочный представитель стоял рядом со мной, мы пытались войти в отдел полиции. Нас, естественно, не пускали. Но здесь чувство локтя товарища, [ощущение], что тебя поддерживают – это было очень значимо. И этот институт, способ реагирования, я считаю, нужно перенимать другим палатам.

<…>

Плохих практик в этом году очень много: это недопуски, это планы «Крепость», отсутствие реакции со стороны прокуратуры. К сожалению, я думаю, что эти практики, как водится у нас в стране, будут перекочёвывать в иные административные и уголовные составы. <...> Эти практики нужно обрабатывать, нужно между региональными палатами такими практиками обмениваться и пытаться им противостоять.

Адвокат Сергей Локтев

Однажды мне судья высказал: «Адвокат, вы вообще мешаете нам работать». Вот всё отношение к защитникам: мы мешаем им работать, без нас было бы чудесно – быстренько бы огласили показания свидетелей, осудили, разошлись бы по домам – а мы заставляем разбираться в деле.

Думаю, вряд ли в ближайший год, два или три судебная и следственная система поменяются. Давайте не надевать розовые очки: будет, скорее всего, хуже. Если будет политическая воля государства, я думаю, эта система поменяется за месяц, по щелчку.

«Стали ли мы осторожнее?»

Давайте начнём с того, что в этом году мы все начали подчищать свой фейсбук (после того, как россиян начали преследовать за посты о несогласованных акциях протеста – «АУ»). Это же так? Соответственно, охлаждающий эффект действует на сто процентов. Насколько, на кого и как? Тут, видимо, нужно, чтобы Ольга Шварц [советник ФПА, соавтор доклада ИППП*] ещё одно исследование провела. Давайте признаюсь: я свой фейсбук почистил. Стал ли я осторожней? Наверное, да.

Уже через кого-то я знаю адвокатов, которые покинули Российскую Федерацию. Я знаю лично Ивана Павлова, знаю ряд других адвокатов, которые сбежали от преследования. Фактически это и известное дело Зломновых. Кстати, по этому делу я принимал участие в обжаловании постановления о возбуждении уголовного дела. То есть наша комиссия достаточно активно работает – не только по Зломновым, но и по иным делам.

Справка «АУ»

В декабре 2018 года было возбуждено уголовное дело в отношении Андрея и Михаила Зломновых. Защитников обвинили в оскорблении следователя УФСБ Даниила Саблина (319 ст. УК). В защиту Зломновых вошли более 40 адвокатов из разных городов – они посчитали обвинения абсурдными.

Стали ли мы осторожнее? Стали ли мы задумываться о том, что нам за какое-то высказывание может «прилететь» ответственность за неуважение к суду? Да, стали задумываться.

<…>

Было исследование по региональным адвокатам. В регионах, к сожалению, картина печальная: там адвокаты зачастую живут только за счёт тех следственных действий, в которых они участвуют по 51-й статье УПК. И весомый аргумент для них, чтобы не лезть, – это «Слушай, ты там не лезь, а то мы в следующий раз просто не будем тебя звать». Извините, но если в каком-то административном округе пять адвокатов, и ты лишишься куска хлеба, видимо, это значимый аргумент.

Опять же, с этим нужно работать – адвокатам не нужно стесняться жаловаться. У нас всего 7% [адвокатов обжалуют нарушение своих прав], мы же сейчас это сами увидели. Фактически отсутствуют обращения в органы адвокатской палаты. Почему адвокаты не обращаются, не жалуются на нарушения, мне не очень понятно. В Санкт-Петербурге довольно много обращений, мы активно их рассматриваем и стараемся всегда, если адвокат прав, готовить заключение. Чтобы затем это заключение было приложено к жалобе – хотя бы в таком ключе.

Согласно исследованию ИППП*, лишь 7% защитников, столкнувшихся с нарушениями, обжаловали их в административном порядке. Только половина адвокатов, чьи права были нарушены, обращались в адвокатскую палату за помощью.

* внесён в реестр НКО-иноагентов

Записал Юрий Слинько

Редактор: Александр Творопыш

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.