05.12.2019

Следствие оставили со справкой

Следствие оставили со справкой Следствие оставили со справкой

Профессию адвоката отказались признать помехой правосудию

© Иллюстрация: Мария Бойнова

В четверг Тверской районный суд оправдал адвоката Александра Лебедева по громкому «делу о справке», за которым пристально следила вся корпорация. Оттолкнувшись от малозначительного повода, обвинение пыталось доказать, что адвокаты обязаны проверять правдивость заявлений своих подзащитных. Отстаивая такую позицию, прокуратура пришла к выводу, что «обмен информацией с доверительницей» может считаться преступлением. Сторона защиты настаивала, что любой адвокат обязан исходить из презумпции достоверности документов и сведений, полученных от клиента. «Улица» наблюдала за ходом прений – и обсудила приговор с оправданным адвокатом.

З аседания в Тверском суде редко начинаются вовремя – но в понедельник для прений по «делу о справке» неожиданно было сделано исключение. Привыкшие к многочасовым задержкам коллеги Александра Лебедева не успели к началу и вынуждены были толпиться у закрытых дверей зала №455. Дожидаясь возможности зайти в перерыве, юристы и адвокаты обсуждали, чем обернётся для корпорации этот процесс. Общее мнение было пессимистично: если Лебедева признают виновным, это отразится на всех адвокатах. Любые действия защитника, неудобные обвинению, можно будет назвать «воспрепятствованием правосудию» – и собравшиеся в коридоре были уверены, что следователи станут активно пользоваться такой возможностью надавить на адвокатов.

Фабула дела:

В 2017 году адвокат Александр Лебедев вступил в процесс Екатерины Краснихиной, которую обвиняли в растрате средств ООО «Первая нерудная компания». Потерпевшим по этому делу проходил сын Генерального прокурора России Артём Чайка. На тот момент Краснихина находилась под домашним арестом и заботилась о грудном ребенке. Она подала ходатайство о разрешении съездить с ребенком в медицинский перинатальный центр. Следователь разрешил женщине отлучиться на четыре часа, однако та задержалась еще на два часа. Следствие заявило о нарушении и Краснихину отправили в СИЗО; через четыре дня это решение было отменено и женщина вернулась домой. Позже Краснихина передала адвокату медицинскую справку о посещении центра, которую тот предъявил суду.

Через месяц следствие заявило о подлоге: врач перинатального центра якобы призналась, что оформила Краснихиной справку задним числом. Следствие заявило, что адвокат Лебедев обязан был знать об этом – а значит, он предъявил суду заведомо подложный документ. В декабре против адвоката возбудили уголовное дело о фальсификации доказательств (ч. 3 ст. 303 УК РФ), дома и в офисе были проведены обыски. Через полгода ему предъявили обвинение – уже в «воспрепятствовании осуществлению правосудия» (ч. 1 ст. 294 УК РФ). Александра Лебедева поддержала ФПА – в защиту вступил вице-президент палаты, председатель Комиссии по защите прав адвокатов Генри Резник. Он заявил «Адвокатской газете», что ФПА считает дело против Лебедева «вызовом всей адвокатуре». «Потому что это фактически рушит основы нашей профессии – доверительные отношения адвоката и клиента», – сказал Резник.

Дело поступило в Тверской районный суд, откуда его вернули в прокуратуру из-за формальных нарушений. Почти год прокуроры спорили с судьями, но в итоге летом 2019 года дело вернулось в Тверской суд. Процесс начался в октябре – и суд напомнил, что дело может быть прекращено по сроку давности. Однако Александр Лебедев отказался от такого предложения, поскольку это не реабилитирующее основание. Это решение поддержали и в ФПА. «Предъявленное Лебедеву обвинение может создать очень опасный прецедент, против чего мы будем сражаться», – пояснил Генри Резник.

Первым выступал прокурор – и оказалось, что обвинение даже не оспаривает факт пребывания Краснихиной в медицинском центре. По его мнению, женщина допустила другое нарушение. Прокурор пояснил, что следствие разрешило ей посетить центр только для сдачи анализов, консультации с врачами и вакцинации ребёнка. Обвинение считает, что женщина приехала в больницу, но не прошла ни одной из трёх возможных процедур. «Чем именно занималась Краснихина, покинув место пребывания меры пресечения, не установлено», – резюмировал обвинитель.

В ходе прений стало понятно, что прокурор имеет довольно странные представления о сути работы адвоката. Так, он уверен, что защитник должен проверять правдивость заявлений своего доверителя. Прокурор упрекнул Лебедева за то, что тот «не посчитал необходимым» установить, посещала ли Краснихина врача. «Почему он не сделал адвокатского запроса?» – возмущался прокурор, не замечая, что зал, полный юристов и адвокатов, удивляется самому вопросу.

Александр Лебедев пояснил, что Краснихина намеревалась отнести в центр анализы сына. Она зашла в больницу и оставила их там, где обычно оставляла свои анализы во время беременности, рассказал адвокат. Но оказалось, что взрослые и дети должны сдавать анализы в разных помещениях. Из-за этого не удалось получить подтверждение для следствия: оставленные не в том месте анализы куда-то в итоге затерялись.

«Несостоятельность обвинения проявляется в одной из двух составляющих, – начал свою речь адвокат Генри Резник. – Либо неправильная правовая оценка, либо неверное установление фактов. В нашем деле дефектно всё: и право, и факты». Он напомнил, что формулировка «воспрепятствование правосудию» подразумевает различные внепроцессуальные вмешательства в процесс: угрозы судье, попытка подкупа, кража материалов дела и так далее. «А Лебедева судят за процессуальные действия, за то, что он предоставил суду справку, – подчеркнул Резник. – Кому и в чём помешало предоставление им документов, о которых идёт спор? Процессуальные действия участников процесса по определению, по природе своей, не могут помешать суду».

В ходе прений Резник несколько раз повторял, что в этом деле «существенно смещён акцент». Он процитировал вопрос, который прокурор задал Лебедеву: «А вы доверяли Краснихиной?» – и сам ответил на него.

Вице-президент ФПА Генри Резник (адвокат Александра Лебедева)

‎Наша работа адвокатская основана на принципах доверия. И Кодекс профессиональной этики прямо свидетельствует, что при получении документов от доверителя, адвокат исходит из презумпции доверия и не проверяет достоверность этих документов. Адвокат должен истолковывать всё в пользу своего доверителя. Иначе он превращается из защитника в судью

Генри Резник добавил, что адвокат должен сообщить доверителю о последствиях предоставления заведомо ложных доказательств и ложных показаний. «Но он не может не приобщить в процесс документ, который просит приобщить заявитель», – подчеркнул Резник. Он обратил внимание суда на то, что поддержать Лебедева пришли около 40 юристов и адвокатов. По его словам, адвокатское сообщество считает это дело «посягательством на природу профессии», ведь теперь любое действие адвокатов в процессе может быть истолковано силовиками как «воспрепятствование правосудию», подытожил Генри Резник.

В конце он выразил надежду, что обвинение заявит о прекращении дела. Однако прокурор заявил о «неопровержимости доказательств вины» и запросил наказание в виде 200 тысяч рублей штрафа. Кроме того, он потребовал конфисковать в пользу государства телефон Александра Лебедева. Прокурор пояснил, что смартфон «является орудием совершения преступления», поскольку использовался адвокатом для «обмена информацией со своей доверительницей». Таким образом, простое общение адвоката с клиентом также показалось гособвинителю чем-то противозаконным.

Суд назначил вынесение приговора на среду. В этот раз участники процесса дисциплинированно пришли к 14:00 – и зря. Начало заседания несколько раз переносили, а в 19:20 заявили, что решение будет объявлено в четверг, в 11:00. «Я раньше 13 часов не появлюсь», – громогласно объявил в коридоре Генри Резник.

Видимо, из уважения к мэтру и его времени, суд и в четверг задержался с вынесением приговора. Резолютивная часть была оглашена только в 16:50. «Сторона обвинения не представила суду достаточных доказательств наличия в действиях Лебедева состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 294 УК РФ, в связи с чем он подлежит оправданию во вменяемых обвинениях части 1 статьи 294 УК РФ» – заявил судья.

Александр Лебедев в беседе с «Улицей» назвал процесс «испытанием судьбы». «Вчера было ровно два года, как в отношении меня было возбуждено уголовное дело. Конечно, со стороны доверителей – текущих и новых – задавались вопросы, я попал в какие-то чёрные списки, на меня это, конечно, давило… – поделился он. – Наконец суд вынес оправдательный приговор. Благодаря Генри Резнику нам удалось выстроить стройную позицию и отстоять её. Я был невиновен. Я выполнял свой профессиональный долг, а вот со стороны следствия это было воспрепятствованием адвокатской деятельности».‎

Адвокат Александр Лебедев

‎Мне предлагали в ходе следствия и признать вину, и штраф назначить, а в конце суд предложил прекратить дело в связи с истечением сроков давности. Но я не мог дать согласие на прекращение по не реабилитирующим основаниям. Я бы себе этого не простил

«Адвокатская улица» попросила Генри Резника поделиться своим мнением о приговоре, на что вице-президент ФПА ответил: «Я не комментирую дела, которые веду».

Автор: Александра Баева

Редактор: Александр Черных («ИД Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.