08.09.2021

От адвокатов требуют навык скорочтения

От адвокатов требуют навык скорочтения От адвокатов требуют навык скорочтения

Суды считают, что защитник может изучить четыре-пять томов в день

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

Самарский адвокат Илья Лукьянчиков столкнулся с проблемой при оплате работы по назначению. Он изучал материалы дела два дня, но ему заплатили только за один. Суды считают, что Лукьянчиков слишком долго знакомился с документами – и утверждают, что адвокат вполне может изучить четыре или даже пять томов за один день. Лукьянчиков рассказал о проблеме в соцсетях и намерен обжаловать это решение в суде. Президент региональной палаты призывает его «не хайповать».

Три или два

В 2021 году самарский адвокат Илья Лукьянчиков участвовал по назначению суда в нескольких процессах – уже на стадии обжалования. «Для участия в заседании в Самарском областном суде мне необходимо было ознакомиться с материалами уголовного дела, – рассказал он “Улице”. – Поэтому я два дня знакомился с четырёхтомным уголовным делом, а затем ещё один день участвовал в заседании. Оно было отложено на другой день, в который я не мог принять участия из-за отпуска. Поэтому был заменён на другого адвоката по назначению – Валентину Халеппо. Она точно так же два дня изучала четырёхтомное уголовное дело, а затем участвовала во втором заседании. И ей, и мне судебная коллегия определила оплатить только один день за ознакомление с материалами уголовного дела вместо двух».

Позже Лукьянчиков и Халеппо подали заявления в Самарский облсуд о выплате вознаграждения (защитник отказался предоставить их «Улице»). Адвокаты попросили заплатить каждому по 5790 рублей – за три дня работы. Они ориентировались на сумму в 1930 рублей за день, сказано в определениях об оплате работы защитников (есть в распоряжении «Улицы»). Такие расценки утверждены правительственным Положением о возмещении процессуальных издержек за защиту в делах объёмом более трёх томов. Однако коллегия облсуда сократила оплату на один день. Адвокатам решили выплатить лишь по 3860 рублей, сказано в определении (есть в распоряжении «Улицы»).

Аналогичные решения позже вынес и Шестой кассационный суд. Там Лукьянчиков работал по двум делам – и каждый раз просил заплатить 4500 рублей за три дня работы (в этот раз он исходил из утвержденной Положением расценки 1500 рублей в день). Однако суд и здесь решил оплатить адвокату только по два рабочих дня в каждом деле.

Адвокат способен на большее

В определениях об оплате работы защитника суды аргументировали такие решения «сложившейся практикой». В Самарском областном суде считают, что адвокат за день может изучить четыре тома. В Шестом кассационном – что защитник способен ознакомиться с пятью томами за день.

Коллегия Самарского областного суда

Для должного изучения материалов уголовного дела и надлежащей подготовки к судебному разбирательству, а также при сложившейся судебной практике, <...> участник судебного разбирательства, а тем более профессиональный юрист – адвокат, способен и может ознакомиться в течение рабочего дня с четырьмя томами уголовного дела.

По словам Лукьянчикова, такая практика начала складываться только в мае 2021 года. До этого подобных проблем с оплатой работы по назначению не было. После оглашения одного из определений Шестого кассационного суда председательствующий сказал ему, что опирается на практику Верховного Суда. На просьбу Лукьянчикова указать конкретное решение ВС судья не ответил, рассказал защитник. «Отказ ссылаться на конкретное решение может говорить о том, что есть распоряжение сокращать расходы на адвокатов»», – считает Лукьянчиков.

Адвокат настаивает, что должен был тщательно изучить материалы дел, чтобы квалифицированно поддерживать позиции доверителей. Он обжаловал определение судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда в Шестой кассационный суд, а два определения последнего – в Верховный Суд (жалобы есть в распоряжении «Улицы»).

Защитник ссылается всё на то же правительственное Положение, а также на постановление Пленума ВС №42 от 19 декабря 2013 года «О практике применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам». Он указывает, что «время занятости адвоката исчисляется в днях <…> вне зависимости от продолжительности работы по данному уголовному делу в течение дня».

Адвокат Илья Лукьянчиков

Суд не вправе судить о реальности и обоснованности действий, направленных на оказание адвокатом квалифицированной юридической помощи, поскольку суд не отнесён законом к стороне защиты, выполняет другую процессуальную функцию и не вправе оценивать то, насколько реально и обоснованно действовал защитник в рамках предоставленных ему Уголовно-процессуальным кодексом полномочий.

В жалобах Лукьянчиков называет незаконными установленные судами «нормы» по количеству томов, которые защитник должен изучать за день. Ссылки на «практику» он считает необоснованными, потому что в России она не является источником права.

Адвокат Валентина Халеппо, работавшая по делу в Самарском областном суде, не ответила на звонки «Улицы» в течение трёх дней.

«Адвокат не всегда прав»

Илья Лукьянчиков не обращался по этому поводу в палату адвокатов Самарской области (он не стал комментировать «Улице» причины такого решения). Но совсем недавно – в августе – палата давала разъяснения по вопросу учёта рабочего времени защитников. Своё заявление АП выпустила после обращения адвоката Елены Терентьевой – та утверждала, что ей недоплатили за участие в деле, которое вёл Следственный комитет.

Терентьева работала с подзащитным по назначению с мая по декабрь 2020 года. Она попросила выплатить ей вознаграждение в размере 46 375 рублей, однако следователь насчитал только 19 025 рублей. Терентьева обжаловала решение в суде. На заседании представитель СК рассказала, что следователь руководствовался письмами от руководства ведомства. В них «рекомендовано оплачивать услуги адвокатов только за участие в следственных действиях». А выплаты за посещение обвиняемых, подачу ходатайств и участие в заседаниях по определению меры пресечения не должны производиться до тех пор, пока ведомство не утвердит перечень документов, подтверждающих работу защитника. Однако такого списка у СК до сих пор нет, сказано в определении Комсомольского суда Тольятти.

В итоге жалобу Терентьевой удовлетворили. Ссылки на ведомственные письма СК суд назвал «не основанными на требованиях закона». После этого Самарская палата указала: при расчёте вознаграждения защитника нужно учитывать «время, затраченное на посещение подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осуждённого, <...> на изучение материалов уголовного дела». АП называла «ошибочным и незаконным» подход СК к оплате труда адвокатов.

Президент палаты Татьяна Бутовченко заявила «Улице», что ей неизвестно о других проблемах с оплатой работы «назначенцев» в регионе. По её словам, АП «нашла понимание и в следственных органах, и в судебном департаменте, и в финансовой части областного суда».

Президент ПА Самарской области
Татьяна Бутовченко

По отказу в оплате за работу в суде у нас нет ни одного случая. Но и за фейковую юридическую помощь мы жестоко караем. Если адвокат действует в рамках правового поля и посчитает всю выполненную работу, ему всю её и оплатят. Но если он что-то себе будет приписывать, мы его статуса лишим влёт.

Комментируя ситуацию с Лукьянчиковым, президент палаты посоветовала в таких случаях не выносить проблему в соцсети, а сразу обращаться в палату – чтобы спокойно решить вопрос. Бутовченко предположила, что Лукьянчиков – «молоденький адвокат из тех, кто хочет только похайповать» и «страдает от неизвестности». Она добавила, что «адвокат не всегда прав». «Права адвокатов тут [в Самарской области] защищены на 100%. А вот если таким образом хайповать, получается, тебе слава нужна, а не деньги. Ненавижу тех, кто не хочет работать, а лишь бы получить лайки», – сказала Бутовченко.

«Улица» направила запросы в Самарский областной и Шестой кассационный суды, но пока не получила ответа.

Автор: Татьяна Колобакина

Редактор: Александр Творопыш

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.