24.11.2021

«Не вижу смысла призывать к закону»

«Не вижу смысла призывать к закону» «Не вижу смысла призывать к закону»

Палаты прекратили «дисциплинарки» за выступления адвокатов в суде

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

Этой весной ставропольский судья Дмитрий Дик вынес «частники» сразу двум адвокатам, работающим по «ингушскому делу». Поводом стали их эмоциональные выступления в процессе: Магамед Абубакаров и Магомед Беков назвали действия судей «неправосудными», а также усомнились в их самостоятельности. Квалификационная комиссия АП Чеченской Республики не нашла нарушений в высказываниях Абубакарова. А вот Ростовская палата признала «проступок», но прекратила «дисциплинарку» за малозначительностью. «Улица» рассказывает подробности этой истории.

«Заведомо неправосудно»

А двокаты Магамед Абубакаров и Магомед Беков участвуют в самом громком политическом процессе Северного Кавказа – «ингушском деле». Беков защищает 49-летнего Мусу Мальсагова, отца четырёх малолетних детей; Абубакаров представляет интересы 52-летнего бизнесмена Бараха Чемурзиева.

«Ингушским делом» называют уголовное преследование восьми общественных деятелей республики. Следствие считает их лидерами протестов против изменения административной границы между Чечнёй и Ингушетией, которые проходили в 2018–2019 годах. Семерых мужчин и одну женщину обвиняют в организации насилия в отношении силовиков (ч. 2 ст. 318 через ч. 3 ст. 33 УК), создании экстремистской организации и участии в ней (ч. 1 и 2 ст. 282.1 УК). Часть фигурантов также обвинили в руководстве НКО, побуждающей к противоправным деяниям, либо причастности к ней (ч. 2 и ч. 3 ст. 239 УК).

20 апреля в Ставропольском краевом суде рассматривали апелляционную жалобу на продление «стражи». К тому моменту Барах Чемурзиев находился в СИЗО уже более двух лет. У мужчины трое детей, один из них с серьёзной инвалидностью. К тому же в деле появилась новая деталь: росгвардейцы дали показания, что не пострадали от действий подсудимых и ни в чём их не винят. Единственный аргумент, на который сослалось обвинение, ходатайствуя о продлении «стражи», – справка от Центра «Э». Тем не менее суд оставил всех фигурантов в СИЗО.

Выступая в судебных прениях, адвокат Абубакаров назвал решения судьи «заведомо неправосудными». И 19 мая Дмитрий Дик вынес ему «частник». В документе (есть у «АУ») говорится, что Абубакаров нарушил КПЭА, допустив «ряд высказываний, ставящих под сомнение авторитет судебной власти и судей, рассматривающих вопрос о мере пресечения». Судья Дик заявил, что адвокаты могут делать замечания относительно отправления правосудия только в том случае, если «критика находится в определённых границах». Он направил «частник» в АП Чеченской Республики, предложив «принять дисциплинарные меры» к Абубакарову.

Защитник рассказал «АУ», что был удивлён «частнику». «Не ожидал, учитывая, что никаких нарушений я не допускал, а всего лишь выразил нашу позицию с учётом фактов, – сообщил он. – Я решил так сказать [в прениях], потому что оно так и есть».

Палата возбудила дисциплинарное производство, и 28 июня Абубакаров предоставил свои объяснения (имеются у редакции). «Я никак в своих высказываниях не ставил под сомнение авторитет судебной власти. Да, я действительно высказал своё мнение, что все [такие решения] заведомо неправосудны», – написал адвокат. Он пояснил, что решения, которые принимаются на основе справки из Центра «Э», изначально не могут быть справедливыми. Защитник попросил прекратить дисциплинарное производство – и квалифкомиссия, по его словам, действительно не нашла нарушений. Абубакаров сказал, что у него нет на руках заключения комиссии, поэтому он не может прокомментировать решение.

«Отсутствие совести»

19 мая судья Дик не только вынес «частник» Абубакарову, но и участвовал в другом заседании по «ингушскому делу». Ранее Кисловодский городской суд впервые за два года смягчил меру пресечения Зарифе Саутиевой, единственной женщине среди обвиняемых – перевёл её из СИЗО под домашний арест. Но прокурор опротестовал это решение, и через шесть дней судья Ставропольского краевого суда Юрий Юрасов вернул Саутиеву под стражу. Адвокат Магомед Беков в прениях решил напомнить эту историю (протокол заседания есть у «АУ»). «У судьи, который вынес это решение, нет совести, [его] внутренние убеждения направлены на жестокость, удовлетворяют его потребности в виде проявления жестокости, проявления пыток в отношении моих подзащитных, – сказал адвокат. – Я не вижу никакого смысла призывать к закону». Он предположил, что на суд было оказано давление – и попросил судью Дика не забывать о чести и совести, «если они у него есть».

В ответ Дмитрий Дик вынес Бекову частное определение (есть в распоряжении «АУ»). Он счёл слова про «отсутствие совести», «жестокие внутренние убеждения судьи» и «давление свыше» нарушением п. 1 ст. 8 и ст. 12 КПЭА. «Частник» был направлен в АП Ростовской области, которая 18 июня возбудила дисциплинарное производство. В своих объяснениях (есть в распоряжении «АУ») Беков пояснил, что высказал оценочные суждения.

Адвокат Магомед Беков

Согласно статье 17 УПК, судья обязан при вынесении решения руководствоваться законом и совестью, [её] отсутствие не может повлечь законного решения. Это моё оценочное и личное мнение, которое я вправе выражать.

Магомед Беков рассказал «Улице», что высказался подобным образом из-за «явной несправедливости» процесса. История с мерой пресечения Саутиевой «сподвигла» его «напомнить суду, что суд при принятии решения должен руководствоваться совестью».

18 августа квалифкомиссия пришла к выводу, что Беков «грубо нарушил» нормы КПЭА, высказавшись в адрес «как судебной системы, так и конкретных судей». Она особо отметила слова адвоката, что он «не видит смысла призывать к закону». По мнению комиссии, такое высказывание «обессмысливает участие защитника в процессе, где на право и закон не надеются, не рассчитывают и не взывают к его защите».

В решении (есть у редакции) говорится, что адвокат «не вправе допускать… высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников процесса», а также обязан проявлять уважение к суду. Члены комиссии сочли, что высказывания Бекова «являлись излишними», «носили непроцессуальный характер» и нарушили КПЭА.

На следующем этапе к защите коллеги подключилась известный адвокат Каринна Москаленко. «Беков – необычайно смелый и принципиальный человек, преданный своей профессии. Для защиты таких людей я готова бросить все дела», – рассказала она «Улице». 29 сентября совет палаты рассмотрел дисциплинарное дело и установил, что Беков допустил высказывания, «умаляющие честь и достоинство участников процесса», а также проявил «неуважение к суду». В то же время совет учёл, что слова Бекова являлись частью эмоциональной защитительной речи в прениях, поэтому совершённый им «проступок» является малозначительным. Дисциплинарное производство было прекращено (решение есть у редакции).

Магомед Беков продолжает настаивать, что в его действиях не было нарушения КПЭА. «В статье 17 УПК прямо указано, что суд при вынесении решения должен руководствоваться совестью. И отсутствие оной у тех, кто осуществляет правосудие, есть трагедия для лиц, которые заняты в уголовном судопроизводстве», – сказал он «Улице». Тем не менее адвокат оценивает решение совета «в целом положительно», ведь «палата не стала своего рода карающим мечом по частному постановлению суда».

Каринна Москаленко заявила, что прекращение производства за малозначительностью проступка – это не то, чего добивалась защита Бекова. Но «право адвоката на свободу выражения мнения» всё же удалось отстоять.

Адвокат Каринна Москаленко

Совет палаты оказался в весьма сложной ситуации. С одной стороны, адвокат Беков высказывал своё мнение, основанное на факте отмены решения суда первой инстанции. С другой стороны, нельзя позволить, чтобы адвокаты допускали в своей каждодневной практике необоснованно резкие высказывания в адрес судей.

«Хотя, по нашему убеждению, Магомед Беков в своём выступлении в суде, идя по грани допустимого, этой грани всё же не переступил», – заключила она в Facebook.

2 сентября Беков и Москаленко подали жалобу (есть в распоряжении «АУ») в Пятый кассационный суд общей юрисдикции. Адвокат заявил, что «так и не сумел добиться проявления должного гуманизма к своим подзащитным» со стороны суда, несмотря на то, что принял участие «в десятках судебных заседаний». «Мои высказывания в ходе судебного процесса, даже если они шокируют или внушают беспокойство, должны расцениваться как вполне допустимые с учётом требований толерантности и плюрализма», – уточнил адвокат в жалобе.

Тем не менее 5КСОЮ отказал в её удовлетворении (Беков пока не получил решение). Каринна Москаленко рассказала «Улице» о намерении продолжить обжалование «частника» вплоть до ЕСПЧ. «Суды пытаются руками адвокатского сообщества поставить адвокатов в определённые рамки. К сожалению, наблюдается тенденция, когда некоторые палаты с лёгкостью могут “слить” своего члена по какому-нибудь частному определению суда или следователя, – пояснил Беков свою обеспокоенность ситуацией. – Это очень тревожный звонок для всего адвокатского сообщества».

Обновление от 26 ноября: уточнена информация о доверителе Бекова.

Автор: Алина Данилина

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.