27.08.2021

«Кто и кого должен защищать»

«Кто и кого должен защищать» «Кто и кого должен защищать»

Адвокат и руководство палаты спорят на сайте ФПА

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

С мая по август 2021 года на сайте ФПА шла необычная публичная дискуссия «на троих» – между адвокатом, вице-президентом и президентом АП Костромской области. Они обсуждали, как палаты должны реагировать на ситуацию с длительными задержками судебных заседаний. «Улица» решила пересказать аргументы сторон и узнать мнение адвокатов из других регионов – об этой проблеме и о самой дискуссии.

«Ощущение унизительности»

20 августа 2020 года адвокат Виктор Шутов должен был принять участие в заседании Костромского областного суда. Там планировалось рассмотреть апелляционную жалобу на отказ в УДО его подзащитной. Однако заседание не состоялось.

Адвокат прибыл вовремя, но суд назначил более десятка процессов на одно время. Прождав три часа в коридоре, Шутов ушёл, а позже направил жалобу на имя председателя суда. Адвокат указал, что ему никто не объяснял причину задержки – и это «создало нервозную обстановку, которая мешает сосредоточиться на выполнении своих обязанностей и качественно поддерживать жалобу в суде». А нежелание канцелярии сообщить точное время заседания вызвало у него «ощущение унизительности своего положения».

Напомним, в сентябре 2020 года «Улица» рассказывала об этой проблеме. Представители палаты сообщили тогда, что Костромской областной суд уже 20 лет назначает все уголовные заседания на 10 утра – и адвокатам приходится ждать 4-6 часов. Раньше такое происходило и в гражданских процессах, но несколько лет назад ситуация с ними все же поменялась, рассказал «Улице» президент палаты. Чуть позже председатель облсуда пообещал «АУ» отказаться от этой практики и в уголовных делах.

Судья, который должен был рассматривать дело, также пожал жалобу – в областную адвокатскую палату. Он заявил, что из-за ухода Шутова его подзащитная «была оставлена без юридической помощи», поэтому заседание пришлось отложить.

Руководство палаты запросило у Шутова объяснения. Тот представил копию своей жалобы – и сообщил, что направил в ВС России просьбу разобраться с нарушениями работы Костромского областного суда. Когда дело было передано в квалификационную комиссию, Шутов дополнительно предъявил ей медицинскую справку. Адвокат заявил, что трёхчасовое «нервозное» ожидание в медицинской маске спровоцировало у него сердечный приступ – и в тот же день он был вынужден обратиться к врачу.

В октябре квалификационная комиссия палаты рассмотрела дисциплинарное дело. Члены комиссии подчеркнули, что Костромской областной суд всегда назначает заседания по уголовным делам на 10 утра.

Заключение квалификационной комиссии АП Костромской области

В вестибюле суда одновременно собирается по 20–40 человек. Работники суда никого не уведомляют о причинах задержек. У зала стоит пристав, подойти к судье или секретарю невозможно… Назначая рассмотрение нескольких уголовных дел на одно и то же время, суд изначально и сознательно допускал нарушение в виде задержки процесса.

Комиссия указала, что «с пониманием» относится к возможным задержкам «по уважительным причинам». Но отказ сообщить участникам процесса эти причины «следует расценивать как неуважение». «С учётом личности адвоката (старше 65 лет), а также с учётом обязательного требования о нахождении в средствах индивидуальной защиты судья или работник суда могли… согласовать время ожидания или объявить перерыв», – говорится в заключении комиссии. Там допустили, что Шухов не мог никого предупредить о своём уходе из-за «ограниченности контакта с секретарём судьи или с судьёй». Учитывая отсутствие претензий со стороны доверителя, комиссия не нашла нарушений в действиях Шутова. 30 ноября с этим согласился совет АП.

Казалось, инцидент исчерпан. Но затем он получил неожиданное продолжение на сайте Федеральной палаты адвокатов.

«Ситуация начала обрастать домыслами и небылицами»

В мае 2021 года вице-президент АП Костромской области Юрий Зиновьев опубликовал на сайте ФПА текст «Адвокат уходит… по-английски». Он подробно пересказал суть дела, особо остановившись на ситуации с медицинской справкой. По словам Зиновьева, адвокат впервые рассказал о своих проблемах со здоровьем только после передачи дисциплинарного дела в Квалификационную комиссию. «С этого же времени доводы Ш. дополнены заявлениями о том, что действия судьи привели к ухудшению состояния его здоровья», – добавил вице-президент.

Уточнив суть дела, Зиновьев рассказал, что решение палаты не устроило Шутова (в тексте – «адвокат Ш.»). Тот якобы посчитал, что палата не поддержала его в противоборстве с судом, ограничившись прекращением дисциплинарного дела. По словам вице-президента АП, эта позиция «нашла дополнительных сторонников среди адвокатов, ситуация начала обрастать домыслами и небылицами». В итоге одна региональная коллегия потребовала от совета «дать конкретные разъяснения о том, как вести себя адвокатам в случаях задержки судебных заседаний».

Ближе к концу текста вице-президент палаты снова вспомнил о медицинской справке Шутова. По словам Зиновьева, представитель суда «поясняла, что о проблемах со здоровьем ни до ухода из суда, ни после этого адвокат Ш. не заявлял». Тем не менее «в основу вывода» комиссии легла информация «о возрасте адвоката, об ухудшении состояния его здоровья согласно медсправке». «Полагаю, что эти же сугубо индивидуальные для данной ситуации детали позволили комиссии большинством голосов сделать выбор в пользу адвоката Ш. и при ответах на другие возникшие вопросы», – заявил Зиновьев.

Он подчеркнул, что областной суд уже внёс коррективы в своё расписание – и теперь назначает заседания по уголовным делам на разное время. «Вполне допускаю, что этому способствовали жалобы самого Ш., и это весьма отрадно», – написал вице-президент палаты.

Вице-президент АП Костромской области Юрий Зиновьев

Совет палаты обязан рассмотреть дисциплинарное дело в пределах тех требований, которые сформулированы заявителем, с учётом изученных доказательств (в том числе представленных самим адвокатом). И никакие голословные доводы, типа, а кто и кого должен защищать?! – эту ситуацию не изменят.

Он подчеркнул, что не видит в ситуации «никакого противостояния адвоката с советом». И добавил, что любой желающий может ознакомиться с решением по «дисциплинарке» – которое было опубликовано «с учётом непреходящего уже полгода интереса».

«Нас не уважают наши начальники»

Через два месяца на сайте ФПА появился ответ самого Шутова – статья с заголовком «Так ничего и не понял». Он заявил, что Зиновьев, «по сути, вводит адвокатов в заблуждение и оправдывает своё бездействие».

Шутов оскорбился неоднократным упоминанием справки в тексте Зиновьева. «На медицинскую справку как на оправдание ухода из суда я не ссылался. Она свидетельствовала только о том, что барское поведение судьи может привести к подобным последствиям», – пояснил адвокат.

Напротив, он посчитал крайне важным заключение, сделанное квалификационной комиссией АП Костромской области. В нём было указано, что Кодекс судейской этики запрещает назначение нескольких дел на одно время. «А вот совет, в том числе Зиновьев, ответственный за дисциплинарную практику, это указание квалификационной комиссии необоснованно убрал, – возмущён адвокат. – Не хватило духу ему и совету назвать вещи своими именами, что сделала квалификационная комиссия». Отметим, что в опубликованном решении совета АП Костромской области присутствует пересказ позиции Комиссии со ссылками на судейский Кодекс.

Адвокат АП Костромской области Виктор Шутов

Если мы не будем сами себя уважать, если нас не уважают наши начальники, то представители других организаций будут относиться к нам подобающим образом… Ведь все ходят в областной суд, все много лет знают о состоянии дел, а терпят, терпят.

Шутов подчеркнул, что у него «нет желания» противостоять совету – но он хотел бы видеть в нём настоящего «защитника права своих адвокатов».

«Как тут не вспомнить слова Юрия Пилипенко…»

Вместе с ответом Шутова на сайте ФПА был опубликован текст президента Костромской палаты Николая Жарова – с подзаголовком «О том, кто на самом деле создаёт проблемы российской адвокатуре». Президент палаты назвал ситуацию «простой до банальности». «Видимо, очень оскорбившись тем, что суд отдал приоритет не рассмотрению дела с его участием, а заслушиванию иных дел с участием иных адвокатов, адвокат Шутов, никому ничего не сообщив, просто взял и ушёл из суда, – заявил Жаров. – А разыскавшей его позднее по телефону секретарю судебного заседания сказал, что он устал ждать и обратно в суд в этот день не придёт». Президент палаты прямо заявил, что Шутова «спасла» лишь медицинская справка – «но именно это до сих пор и не устраивает почётного адвоката».

Жаров рассказал, что Квалификационная комиссия, действительно, дала оценку соблюдению судьёй Кодекса судейской этики. «Совет палаты поправил комиссию, написав в решении, что её (и только её) дело – обсуждать адвокатов, а судей пусть обсуждает квалификационная коллегия судей (и только она), – прояснил президент. – Наш заслуженный юрист [Шутов] расценивает такую позицию как отказ совета от защиты профессиональных прав адвокатов».

Президент АП Костромской области Николай Жаров

Как тут не вспомнить слова президента ФПА Юрия Пилипенко о том, что главные проблемы российской адвокатуре и её авторитету создаёт не государство, а сами адвокаты, к сожалению.

После этого выступления совет АП Костромской области опубликовал разъяснения – как поступить адвокату, если заседание задерживается. Согласно документу, защитник обязан «принять все доступные ему разумные меры для выяснения причин задержки и времени фактического открытия судебного заседания». Если выяснить точное время так и не удалось, то палата оставляет за адвокатом право самому решать – ждать дальше или покинуть суд.

Если защитник решил уйти, то ему необходимо сообщить об этом доверителю, коллегам (если они участвуют в том же процессе) и суду. Для этого нужно подать письменное ходатайство об отложении, указав причину невозможности ждать начала заседания, а также дни и часы, когда он сможет прибыть в суд. Это ходатайство адвокат должен передать председательствующему, сотрудникам аппарата, приставу — либо отправить в суд по электронной почте.

Завершил дискуссию на сайте ФПА короткий текст Шутова «А души я не увидел». Он высказал мнение, что «проблемы доставляют» не только адвокаты, но и «начальники от адвокатуры». Защитник особо отметил фразу Жарова про «заслушивание судом иных дел с участием иных адвокатов» – и посчитал её попыткой «внести раскол в адвокатское образование». Под конец Шутов призвал президента и вице-президента палаты «помнить об адвокатах, дорожить ими и защищать их, проявлять больше душевности и человечности».

«Повесить портрет на доску позора»

Все участники дискуссии подчёркивали «локальность» своего спора. Но за их полемикой следили коллеги из других регионов. Так, московский адвокат Дмитрий Захватов написал в Фейсбуке, что руководству адвокатской и судейской корпораций стоило совместно обсудить проблему – чтобы выработать взаимовыгодное решение. «Но это всё ведь очень сложно, и к тому же ещё и страшно, правда? А вдруг наверху подумают, что адвокаты полезли в политику? – написал адвокат. – Проще кого-то обвинить в поведении, не соответствующем ленинским принципам, и устроить очередное комсомольское собрание, по итогам которого повесить портрет на доску позора».

Челябинская защитница Анна Кудряшова подготовила для «Адвокатской газеты» колонку о том, как поступить, если заседание не началось вовремя. Она настаивает, что защитник не обязан бесконечно ждать у дверей: «в целях исполнения своих обязанностей перед другими судьями, следователями и доверителями адвокат даже обязан отлучиться». Но при этом необходимо подать в общественную приёмную суда ходатайство с просьбой известить о следующем заседании «в связи с тем, что назначенное заседание не состоялось».

Кудряшова указала, что АП Красноярского края разобрала этот вопрос ещё в 2009 году. Если Красноярский краевой суд назначил заседание на утро (10:00 и позже), то адвокату следует ждать до 13:00 – и только потом уходить. А вот если заседание назначено на 14:00 и позже – здесь придётся ждать до конца рабочего времени.

Своё решение приняла этим летом и АП Башкирии. Если «причина задержки установлена и точное время начала процесса определено более чем на один час от первоначально назначенного, адвокат самостоятельно принимает решение о принятии либо не принятии участия в процессе» – руководствуясь КПЭА и рабочим графиком на день.

«Прав по существу и неправ по форме»

Томская защитница Юлия Копейкина рассказала «Улице», что в её палате эта проблема обсуждалась ещё до истории Шутова. «В областном суде назначается одновременно 10–15 дел на одно время. Можно зайти в 10:00, а выйти в 20:00, – пояснила она. – Наша палата публиковала советы вице-президентов, что надо оставить максимальное количество «следов присутствия» в суде. Я была в такой ситуации – и понимаю, что прежде всего надо обезопасить себя. У приставов зафиксировать время ухода, написать заявление председателю и судье – с указанием времени присутствия».

Говоря о костромской истории, Копейкина встаёт на сторону Шутова: «Он прав. Возможно, судья была замылена, но это не повод так относиться к стороне процесса. Значит, вопрос к председателю данного суда – о том, как организован рабочий процесс, таймбилдинг и всё такое». Она не стала комментировать решение совета палаты – но отметила недопустимый, по её мнению, тон дискуссии на сайте ФПА. «Как человек, изучавший лингвистику в качестве хобби, могу сказать, что допущенные Жаровым формулировки имеют абсолютно уничижительный тон, – говорит Копейкина. – Между строк мы видим сарказм, ещё и с оттенком пренебрежения. Мы однозначно видим пассивную агрессию. Она выражена вроде бы в допустимых выражениях – но имеет своей целью унизить собеседника, обесценить его опыт, статус и возможность выражать своё мнение».

Глава комиссии по правам человека совета АП Санкт-Петербурга Александр Мелешко был не готов прокомментировать ситуацию. «Я не понимаю, чем недоволен адвокат, если с самостоятельным заявлением о защите своих прав он в палату не обращался. И также не понимаю, зачем руководство палаты всю эту ситуацию мусолит на сайте ФПА», – признался он.

Бывший исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков, напротив, считает открытую дискуссию по данному вопросу позитивным явлением. Хотя и подчёркивает, что тональность участников спора его «совершенно не устраивает».

«Проблема назначения заседаний на одно время или на неопределённую часть дня – крайне актуальна, болезненна и нервозна для адвокатов, – заявил Сучков. – Такое наплевательское, безразличное отношение к рабочему времени адвоката недопустимо – и определённо требует решения. Но в данном конкретном случае способ был выбран неверный. Уход адвоката из процесса – это неправильно. Но и со стороны палаты я не увидел какого-то диалога с судейским сообществом».

Адвокат АП Москвы Андрей Сучков

На мой взгляд, единственное решение – это разумный, взвешенный, конструктивный диалог с председателями судов, с советом судей. Тем более что проблема явно не является неразрешимой. Арбитражные суды также работают на потоке дел, но более или менее придерживаются графика. Поэтому суды общей юрисдикции вполне могут работать в таком же режиме».

Подмосковный адвокат Анастасия Саморукова часто сталкивается с длительными задержками в судах Москвы и области. «Назначили на 10 утра, а начали в 16 часов – такое пренебрежение сплошь и рядом, – говорит она. – Но мне кажется, что мы, адвокаты, не можем позволить себе уходить по-английски». В случае задержки Саморукова ждёт «какое-то приемлемое время», а потом спрашивает секретаря, есть ли понимание, когда судья займется её делом. «Если у меня на подходе следующее заседание, то я спокойно уведомляю: ещё полчаса и придётся уйти. В большинстве случаев они приносят извинения и стараются побыстрее начать процесс», – говорит она.

Если понимания найти не удаётся, то Саморукова пишет заявление: «Уведомляем, что заседание было назначено на столько-то и до сих пор не началось. Просьба перенести заседание на другую дату, уведомить о дате и месте. Тут же сдаю в канцелярию, это всё работает». Однажды канцелярия оказалась закрыта – тогда Саморукова и её коллеги уведомили суд телеграммой.

«Мне кажется, уважаемый коллега Шутов был прав по существу, но неправ по форме. Но вопросы, которые он поставил, конечно же, надо решать, – говорит адвокат. – Может быть, совету или президенту палаты стоит обратиться в областной суд, обсудить ситуацию с председателем – налаживать какое-то взаимодействие».

Тем не менее Саморукова считает положительным сам факт дискуссии – именно потому что в ней были затронуты важные для всей адвокатуры вопросы. «Единственное, я улыбнулась, когда президент палаты процитировал Юрия Пилипенко. Это так похоже на времена, когда без ссылок на Маркса и Ленина не защищалась ни одна научная работа, – говорит Саморукова. – Мне кажется, пора уже перестать цитировать начальство с пафосом».

Обновление от 30 августа: добавлена информация о разъяснении совета АП Костромской области.

Автор: Кирилл Капитонов

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.