20.10.2021

«Краснодарское правосудие — не совсем обычное»

«Краснодарское правосудие — не совсем обычное» «Краснодарское правосудие — не совсем обычное»

Следствие и суд не дают адвокату защищать доверителя

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

Московский адвокат Александр Лебедев уже полтора года борется с Краснодарским УФСБ за доступ в дело. Он заключил соглашение с N, обвинённом в незаконном экспорте (ст. 189 УК). Доверитель к тому времени находился за границей – и следователь отказался считать Лебедева его защитником, сославшись на отсутствие в материалах дела соответствующего поручения от N. Адвокат попытался обжаловать это решение, но краснодарские суды отказались оценивать действия следователей ФСБ. «Улица» рассказывает подробности этой истории.

Предъявите ваши соглашения

В июле прошлого года московский адвокат Александр Лебедев заключил соглашение с N, обвиняемом в незаконном экспорте. У него уже была адвокат по соглашению Y, которая представляла его интересы с момента первых следственных действий, но обвиняемый решил усилить защиту. Сам он к июлю 2020 года уже покинул страну и находился в международном розыске.

По словам Лебедева, незадолго до него в дело планировал вступить адвокат Z. Он направлял в Следственный отдел УФСБ по Краснодарскому краю ходатайство об ознакомлении с протоколами следственных действий. Но получил отказ: следователь заявил, что в материалах дела нет поручения N на то, чтобы Z стал его защитником. Тогда Z попытался обжаловать отказ следователя в порядке ст. 125 УПК. Но суд не стал удовлетворять эту жалобу, а вторая инстанция «засилила» это решение. Адвокат Z подтвердил «Улице» эту информацию, но отказался дать более подробные комментарии, поскольку не знает мнения N о контактах со СМИ.

30 июля 2020 года Лебедев, как и его предшественник, подал ходатайство об ознакомлении с протоколами следственных действий – и приложил к нему копию удостоверения и ордер. В августе он получил такой же ответ, как и Z (есть у «АУ»). Замначальника отдела заявил, что в «материалах дела отсутствует поручение или согласие обвиняемого» на участие Лебедева в деле.

Адвокат вновь направил ходатайство следователю – и в этот раз прямо потребовал назначить время для ознакомления с материалами дела. Лебедев напомнил, что подтверждением заключённого соглашения служит ордер – и никаких дополнительных заявлений от доверителя не требуется.

Адвокат Александр Лебедев

Вступление адвоката в дело носит не разрешительный, а уведомительный характер. Я уведомил следователя, что принял защиту. По сути, меня отказались допускать в дело в качестве защитника.

24 августа адвокат получил абсолютно идентичный первому ответ – теперь уже от замруководителя регионального УФСБ. Лебедев сообщил обо всём доверителю. «Он спросил: “Должен ли я писать какое-то заявление?” – вспоминает адвокат. – Я ответил, что закон этого не требует. И мы решили обжаловать действия следователя в суде». По словам Лебедева, он решил не обращаться в палату, а попробовать решить проблему в судебном порядке.

Незаконные действия прав не нарушают

В жалобе, поданной в порядке ст. 125 УПК, адвокат потребовал признать отказ следователя незаконным и необоснованным. Октябрьский суд Краснодара рассмотрел её 2 ноября 2020 года. В постановлении (есть у «АУ») судья Алина Максименко сослалась на позицию КС по жалобе Артура Щедрина от 22 апреля 2010 года. Там чётко указано, что выполнение обязанностей защитника «не ставится в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которых находится дело». Также суд напомнил, что «адвокат вступает в дело по предъявлении удостоверения и ордера» – и признал, что Лебедев выполнил эти условия. «Заявителем выполнен установленный нормами УПК уведомительный порядок», – подчеркнул суд. Но после всего этого принял парадоксальное решение.

Судья Октябрьского районного суда Краснодара Алина Максименко

Суд с учетом вышеназванных норм и позиции КС приходит к выводу, что действиями должностных лиц УФСБ по Краснодарскому краю права Лебедева, а также N не нарушены. Поскольку для участия защитника обвиняемого в уголовном деле не требуется какого-либо отдельного процессуального решения должностного лица.

Суд пришёл к выводу, что права N и его защитника не нарушены – и отказал в удовлетворении жалобы.

После этого, говорит Лебедев, следователи проигнорировали аргумент суда об отсутствии у них права не допускать его в дело. И продолжили считать, что он не является защитником N. Адвокату так и не предоставили материалы дела и не уведомляли его о проведении следственных действий. В то же самое время суды сообщали Лебедеву о заседаниях по делу N – например, по продлению меры пресечения, и спокойно принимали его жалобы.

«Сложилась парадоксальная ситуация, – вспоминает Лебедев. – Я прихожу на заседание в качестве защитника, а там присутствует следователь, который отказывается считать меня защитником. Суд обращается ко мне как защитнику, следователь это видит – и продолжает не пускать меня в дело». В итоге со следствием контактировала адвокат Y.

Три минуты на сборы

Адвокат подал апелляционную жалобу (есть у «АУ»). Он указал, что выводы суда противоречат установленным им же самим обстоятельствам. Ведь в описательно-мотивировочной части суд подтвердил, что для участия в деле защитнику не требуется разрешение следователя. Но в резолютивной – прямо отказался признать незаконной попытку следователя выдавать такое разрешение. По мнению Лебедева, суд первой инстанции просто уклонился от оценки действий ФСБ. Адвокат потребовал отменить постановление – и обязать следователей ознакомить адвоката с материалами дела.

Краснодарский краевой суд должен был рассмотреть жалобу 28 января. Лебедев ходатайствовал об отложении, поскольку находился на самоизоляции из-за коронавируса. Заседание перенесли на 10 февраля. Также адвокат попросил об участии по ВКС, из Гагаринского суда Москвы – и это просьбу также удовлетворили.

В назначенный день Лебедев приехал в Гагаринский суд. Его проводили в зал, где должна была начаться трансляция. Но вскоре сотрудник московского суда сообщил, что «по техническим причинам» заседание в Краснодаре не состоялось. «Я написал сотруднику Краснодарского суда в мессенджер. Спросил, на какую дату перенесли рассмотрение, – рассказывает адвокат. – Никто мне так и не ответил. Тогда я стал подозревать, что там всё-таки что-то произошло. И запросил копии постановления и протокола заседания».

В марте Лебедеву прислали эти документы (есть у «АУ»). Из них следовало, что заседание действительно прошло без его участия. Началось оно не в 10:00, как это было запланировано, а в 13:28. Секретарь заявил, что Лебедев не явился в заседание, а Гагаринский суд якобы не обеспечил его участие по ВКС. В качестве защитника N представили неизвестного Лебедеву адвоката Станислава Ломаку. Далее прокурор ходатайствовал о прекращении производства. Когда Ломаку попросили высказать свою позицию по ходатайству прокурора, он, согласно протоколу, ответил: «На усмотрение суда».

После этого председательствующий удалился в совещательную комнату. Вернувшись, он постановил прекратить производство по жалобе. Всё заседание – вместе с удалением и возвращением судьи – заняло три минуты.

Лебедева возмутила эта ситуация. В беседе с «Улицей» защитник подчеркнул, что ни он сам, ни его доверитель ни приглашали адвоката Ломаку. По его мнению, у судьи даже не было оснований для назначения защитника в этой ситуации. «Для этого адвокат по соглашению должен был не явиться на заседание в течение пяти дней, – напомнил Лебедев. – А я был в Гагаринском суде, о чём имеется справка». «Улица» не смогла связаться со Станиславом Ломакой.

Впрочем, «мотивировка» постановления удивила Лебедева ещё больше. В документе (есть у «АУ») краевой суд сослался на собственное решение от 14 января 2021 года. Тогда он рассматривал жалобу адвоката Z на отказ следователей допускать его в то же самое дело N. «Доводы жалобы Лебедева уже являлись предметом рассмотрения первой и апелляционной инстанции при рассмотрении жалобы Z», – говорится в постановлении. Суд указал, что обе инстанции отказались удовлетворять жалобу Z, а значит, дальнейшее производство по аналогичному обращению Лебедева «являлось бы бессмысленным».

Адвокат возмущён таким решением. Он подчеркнул, что краевой суд даже не запрашивал и не исследовал постановление по жалобам Z – поэтому не имел права на него ссылаться. Но даже если бы суд это сделал, то январское постановление всё равно не могло бы считаться преюдицией. Лебедев предположил, что суд просто попытался найти хоть какое-то основание для отказа, чтобы не вступать в конфликт с ФСБ.


«Фактически не был допущен»

В июне Лебедев подал кассационную жалобу (есть у «АУ»). В первую очередь, он отметил, что Краснодарский краевой суд по сути не допустил его на заседание. Адвокат подчеркнул, что его своевременное прибытие в Гагаринский суд для участия в процессе по ВКС подтверждается справкой – а видеотрансляция не состоялась по не зависящим от него обстоятельствам.

Также Лебедев заявил, что суд незаконно пригласил адвоката Ломаку в качестве защитника по назначению. Ведь тот не был знаком с доводами жалобы и позицией её автора. Это, по мнению, Лебедева, «не могло служить целям объективного разбирательства».

Адвокат Александр Лебедев

Вместо того чтобы обеспечить участие явившегося в судебное заседание заявителя посредством видеосвязи, суд привлекает адвоката, у которого нет соглашения об оказании юридической помощи.

Кроме того, Лебедев указал, что суды первой и второй инстанций по сути уклонились от рассмотрения его доводов – и от оценки действий следователей ФСБ. Он попросил отменить постановление краевого суда и направить жалобу на новое рассмотрение.

27 сентября 4КСОЮ рассмотрел жалобу. В постановлении (есть у «АУ») отмечается, что Гагаринский суд подтвердил – адвокат своевременно явился для участия в заседании по ВКС. А вот краснодарский суд не выяснил причин, по которым отсутствовала связь с московским. В итоге 4КСОЮ согласился, что Лебедев «фактически не был допущен» к процессу.

Кроме того, суд указал: первая и вторая инстанции не стали оценивать доводы Лебедева о том, что следователи отказались знакомить его с материалами. Наконец, кассация признала нарушением тот факт, что апелляция сослалась на постановление по жалобам адвоката Z, не исследовав его в заседании. В итоге 4КСОЮ отменил постановления нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение. Октябрьский суд Краснодара рассмотрит жалобу Лебедева 26 октября.

Забывчивый адвокат

Параллельно с судебными разбирательствами шло ещё одно – дисциплинарное. После так и не случившегося ВКС-заседания N подал жалобу на адвоката Ломаку в АП Краснодарского края (есть у «АУ»). Он заявил, что не знаком с этим человеком, не заключал с ним соглашения и не был извещён о том, что Ломака будет представлять его в суде. N подчеркнул, что «назначенец» не пытался связаться с его адвокатами по соглашению. Он увидел в этом нарушение КПЭА и попросил привлечь Ломаку к дисциплинарной ответственности.

В своих пояснениях в палату Лебедев также сообщил, что Ломака не связался с ним, не предупредил, что будет представлять его жалобу – и не попытался узнать его позицию.

Адвокат Александр Лебедев

Согласно протоколу судебного заседания адвокат Ломака не возражал против прекращения производства по жалобе в защиту N. Cвою позицию в суде адвокат не согласовал с доверителем и автором жалобы. Таким образом адвокат занял позицию отличную от позиции доверителя, и тем самым допустил нарушение его права на защиту.

27 августа квалификационная комиссия рассмотрела дисциплинарное дело. В заключении (есть у «АУ») говорится, что сам Ломака не увидел в своих действиях нарушения адвокатской этики. Согласно документу, он рассказал, что 10 февраля дежурил в Краснодарском краевом суде. В связи с неявкой Лебедева и «по причине невозможности дальнейшего откладывания» заседания его назначили защитником и предоставили для ознакомления материалы по жалобе. Ломака пояснил, что не связывался с коллегой, потому что в материалах было достаточно документов, подтверждающих своевременное уведомление Лебедева о заседании. О наличии у N второго адвоката по соглашению Ломака не знал, поскольку этого якобы не было в материалах.

По словам Ломаки, он «скорее всего» возразил на ходатайство прокурора о прекращении производства по жалобе. Но вспомнить, что конкретно он сказал судье, адвокат не смог. Тогда ему напомнили, что в протоколе приводится ответ «на усмотрение суда». Ломака заявил, что не отвечает за «понимание составляющего протокол слов окружающих».

Комиссия «критически» отнеслась к этим объяснениям. В заключении отмечается: адвокат не представил доказательств, что он действительно поддерживал позицию, изложенную в жалобе коллегой. Кроме того, после заседания Ломака не изучил протокол и не попросил исправить ошибку в своих словах, если их передали неверно.

Также квалификационная комиссия отметила: прежде чем принимать поручение суда, Ломака обязан был проверить, нет ли препятствующих этому обстоятельств. Ему стоило уведомить суд, что в деле есть адвокаты по соглашению – и ходатайствовать об отложении заседания. В итоге в палате посчитали, что Ломака нарушил пп. «а», п. 4, п. 7 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве – и п. 1 ст. 8 КПЭА. В октябре совет палаты вынес адвокату замечание.

Лебедев рассказал «Улице», что следователь всё так же продолжает препятствовать его работе по делу N. При этом адвокат считает, что у следствия нет личных претензий к нему или к его подзащитному. «Просто краснодарское правосудие не совсем обычное, – иронизирует Лебедев. – Это не первый случай, когда следствие отказывается допускать защитников в дело. А суды игнорируют это вопиющее нарушение, чтобы не ссориться с ФСБ». Защитник надеется, что положительное судебное решение по его жалобе поможет прекратить эту «порочную практику».

Автор: Елена Кривень

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.