26.10.2021

Где права нарушили, туда и обращайтесь

Где права нарушили, туда и обращайтесь Где права нарушили, туда и обращайтесь

Суд посчитал, что недопуск – проблема доверителя, а не адвоката

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

Адвокат Александр Немов добивается права подать административный иск к чеченскому СИЗО в нижегородский суд. Ранее его дважды не пустили к подзащитным – а затем суд в Грозном отказался рассматривать его претензии к сотрудникам городского изолятора. Тогда Немов попробовал подать иск в родном Нижнем Новгороде, но там посчитали, что недопуск к доверителю не нарушает права самого адвоката. Поэтому судиться нужно всё-таки в Чечне, где находится ответчик и содержатся подзащитные. Немов считает такое решение парадоксальным – а эксперты спорят, чьи конкретно права нарушены, когда к доверителю не пускают адвоката.

Как ранее сообщала «Улица», адвокат Немов защищает братьев Салеха Магамадова и Исмаила Исаева. Правозащитные организации сообщают, что им поступали угрозы из-за «атеистического телеграм-канала» и подозрений в гомосексуальной ориентации. Молодые люди бежали в Нижний Новгород, но в феврале их задержали и доставили в Чечню. Там выяснилось, что Исаева и Магамадова обвиняют в пособничестве незаконному военному формированию (ч. 2 ст. 208 УК). По версии следствия, они передавали продукты человеку, связанному с ИГ*. Братьев задержали; Александра Немова и его коллегу Марка Алексеева несколько недель отказывались допускать к подзащитным. Адвокатам удалось попасть к ним только в марте – после вмешательства ЕСПЧ и омбудсмена Татьяны Москальковой.

В августе у Немова вновь возникли проблемы с доступом. Его дважды отказались пропускать в СИЗО-1 Грозного, сославшись на симптомы коронавируса у братьев. Когда защитнику всё же удалось встретиться с доверителями, те рассказали, что к ним применяли силу. Немов посчитал, что подозрение на коронавирус не может служить основанием для отказа в свидании с адвокатом. Он пожаловался на действия сотрудников изолятора в УФСИН и прокуратуру Чечни. Надзорное ведомство согласилось с доводами адвоката и в сентябре внесло представление главе местного УФСИН (есть у «АУ»). А вот тюремное ведомство отчиталось (ответ есть у «АУ»), что проверка по жалобе Немова не выявила нарушений. Ещё через месяц прокуратура сообщила адвокату, что все нарушения устранены и виновные привлечены к дисциплинарной ответственности.

Путешествие из Грозного в Нижний

Н емов надеялся, что точку в этом споре поставит суд – ведь параллельно с жалобами он ещё в августе подал к СИЗО-1 административный иск (есть у «АУ»). Адвокат потребовал от Ленинского суда Грозного признать действия сотрудников изолятора незаконными. Но в конце сентября ему пришло определение суда: оказалось, что иск оставили без движения. В документе (есть у редакции) говорилось, что адвокат не представил почтовые чеки об отправке иска административным ответчикам. Немов настаивает, что закон не требует от истца направлять ответчикам копию иска. Тем не менее он выполнил это условие суда. Но в начале октября Немов получил ещё одно письмо (есть у «АУ»). Там сообщалось, что иск возвращён в связи с отсутствием чеков. «Я как адвокат должен уходить от эмоций, но вот моё личное мнение: они попытались сделать так, чтобы я остановился и больше не обжаловал действия сотрудников ФСИН», – считает Немов.

Адвокат решил подать аналогичный иск, но уже в Московский суд Нижнего Новгорода. «Мне стало очевидно, что в Грозном не дадут спокойно рассмотреть эти претензии, – объясняет Немов. – Но закон позволяет выбрать подсудность по месту моего жительства».

Однако Московский суд также вернул иск. В определении от 12 октября (есть у «АУ») суд признаёт, что истец может обратиться по месту своего проживания. Но затем отмечает, что Немов пришёл в СИЗО для встречи с доверителями – а значит, в данной ситуации он действовал в их интересах.

Определение Московского суда Нижнего Новгорода

Административный истец… обратился в суд с иском о признании незаконным отказа в предоставлении свидания с подзащитными по адвокатскому ордеру. Следовательно, обращение в суд не связано с защитой непосредственно его гражданских прав.

Суд пришёл к выводу: раз права самого Немова не нарушены, то подавать иск можно только по месту нахождения ответчика или его подзащитных. В обоих случаях это Грозный – куда нижегородский суд и рекомендовал ему обратиться.

Немов с таким решением не согласен. «Как же я имею право обратиться в суд Грозного, если я, получается, вообще не истец? – удивляется защитник. – Если я только представляю интересы, то без доверенности вообще не могу никуда обратиться».

Адвокат Очевидность

Защитник признаёт, что в иске к СИЗО не написал прямо о нарушении своих профессиональных прав. Но только потому, что считал это очевидным – ведь речь идёт об отказе пускать адвоката к доверителю. «Суд априори должен знать, что это незаконно, – считает Немов. – Я-то вообще могу просто попросить признать действия сотрудников незаконными и больше ничего не писать».

Немов подал на определение частную жалобу (есть у «АУ») в областной суд. Он указал, что Закон об адвокатуре, Закон о содержании под стражей и УПК закрепляют право защитника беспрепятственно встречаться с доверителем. Без этого адвокат просто не может выполнять возложенную на него функцию оказания юридической помощи. А значит, закон одинаково закрепляет как право обвиняемого на свидание с защитником, так и право самого адвоката на встречу с доверителем.

Адвокат Александр Немов

Адвокат может выступать не просто формальным административным истцом, а его права могут быть предметом самостоятельного нарушения и защиты.

Немов надеется, что его жалобу удовлетворят, а иск всё же будет рассмотрен в Нижнем Новгороде. «В областном суде работают очень грамотные люди, – считает адвокат. – Я рассчитываю, что они внимательно изучат мои доводы и согласятся с ними».

Мнения разделились

Адвокат Андрей Сучков назвал ситуацию с возвратом иска «спорной». Он считает, что в кейсе Немова речь идёт в первую очередь о нарушении права его доверителей на защиту. «В этом случае суд прав: административный иск должно подавать лицо, чьё право нарушено. Пусть даже и в лице своего представителя-адвоката», – полагает Сучков.

Эксперт видит в этой ситуации и нарушение права адвоката «на свободу трудовой деятельности и получение дохода от неё». «Но тут вопрос – а указал ли адвокат в административном иске по месту своего жительства на нарушение именно его прав, – рассуждает Сучков. – Если не указал, то это не предмет судебной защиты». Впрочем, Сучков сомневается, что суд верно поступил, когда вернул иск. По его мнению, правильнее было бы рассмотреть его и затем отказать – если уж заявитель не обосновал тезис о нарушении своих прав.

Максим Никонов, напротив, считает что адвокат вполне может быть «самостоятельным административным истцом при недопуске его к подзащитному». А значит, имеет право подавать такой иск по своему месту жительства. Он напомнил, что недавно Муромский городской суд Владимирской области принял к производству похожий иск адвоката Юлии Чвановой. Она жаловалась на отказ пускать её к подзащитным в СИЗО №6 Ангарска (Иркутская область). Защитница предпочла обратиться в суд по месту своего жительства – и это не стало основанием для возврата иска.

Глава комиссии по защите прав адвокатов АП Нижегородской области Георгий Курашвили рассказал «Улице», что Немов обращался к ним из-за недопуска в грозненский изолятор. Тогда КЗПА признала, что действия сотрудников нарушили его профессиональные права. Но о дальнейшем развитии событий Немов комиссии не сообщил, сожалеет Курашвили. Без этого он отказался комментировать позицию Московского суда Нижнего Новгорода. «Это интересная ситуация, – подчеркнул Курашвили. – Если бы он к нам обратился, мы бы проработали этот вопрос, провели мозговой штурм. И были бы рады дать официальное заключение и помочь коллеге».

* ИГИЛ – запрещённая в России террористическая организация.

Автор: Елена Кривень

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.