07.12.2021

Больничная «Крепость»

Больничная «Крепость» Больничная «Крепость»

Следователь запретил пропускать адвоката к доверительнице в психиатрическую клинику

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

Краснодарскую правозащитницу Ирину Григорьеву подозревают в клевете на местного судью – и её дело сопровождается многочисленными странностями. Сначала женщину принудительно госпитализировали для проведения психиатрической экспертизы. Следователь и суд не дали Григорьевой отказаться от «назначенца» – и не допустили к ней адвоката по соглашению. Позже Григорьеву выпустили из больницы – но она до сих пор не знает результатов экспертизы. Её адвокат Кнарик Арутюнян считает, что столкнулась с настоящей «карательной психиатрией» – впервые за свою практику.

Адвокат по принуждению

25 октября 2021 года Ирине Григорьевой позвонил следователь по особо важным делам краевого СУ СК Павел Пашков. Он попросил 53-летнюю женщину зайти и ознакомиться с материалами по уголовному делу другого активиста. Следователь заверил Григорьеву, что вызывает её в качестве свидетеля – поэтому 26 октября она пошла к Пашкову без адвоката, с одним лишь общественным защитником Николаем Небавским. На встрече выяснилось, что женщина проходит подозреваемой по делу о клевете на судью (ч. 1 ст. 298.1 УК).

По словам Григорьевой, речь идёт об её конфликте с судьёй Октябрьского районного суда Андрем Суровым. Этим летом женщина судилась с ТСЖ по вопросу оплаты перерасхода воды. Григорьева снимала одно из заседаний на видео, которое потом опубликовала на YouTube. По словам женщины, из-за этого судья Суров на следующем заседании вызвал приставов и удалил её из зала. В коридоре женщина назвала судью «опасным преступником» и также опубликовала этот эпизод на Youtube. Григорьева утверждает, что эти слова стали причиной дела о клевете.

Небавского силой вытолкали из здания. А Григорьевой следователь предоставил адвоката по назначению Дмитрия Афанасьева. Поначалу женщина не возражала против его помощи, но затем пожалела об этом решении. «Он не стал выносить возражения на незаконные действия: что у меня отняли планшет, что мне запретили сделать звонок, – пояснила “Улице” Григорьева. – Допроса никакого не было: следователь спросил только: “Будем договариваться?”. Я ответила, что не “договариваюсь”. Но адвокат подписал протокол, будто я отказалась давать пояснения. Ну и какая это защита?»

Григорьева попыталась отказаться от «назначенца», но затем сдалась – как она утверждает, под психологическим давлением следствия. «Я не знала, на сколько меня задержат, куда меня повезут. Боялась оставить своих домашних животных без воды и пищи, – вспоминает женщина. – А мне говорят: “Ну, вот адвокат есть, он может позвонить вашей маме, передать ключи. Но вы же уже отказались от него…”»

Дмитрий Афанасьев подтвердил «Улице», что во время допроса находился с Ириной Григорьевой. Он не стал рассказывать подробности, сославшись на адвокатскую тайну, – уточнил только, что Григорьева отказалась подписывать протокол допроса.

Из кабинета следователя Григорьева отправилась на амбулаторную психиатрическую экспертизу. «Приехал конвой: двое мужчин и одна женщина, – вспоминает она. – Все вышли, мужчины-конвоиры отвернулись, а женщина потребовала полностью раздеться и присесть. Затем я оделась, они надели на меня наручники и так повезли на экспертизу. Психиатры спрашивали про место рождения, образование, спрашивали таблицу умножения и так далее. В итоге написали, что у меня заторможенное мышление». После этого Григорьеву увезли в ИВС.

«Может представлять опасность»

К этому времени Николай Небавский опубликовал на YouTube видео о ситуации. Ролик увидела знакомая женщины – адвокат Кнарик Арутюнян. Она заключила соглашение с мамой Григорьевой и направила следователю письмо с приложенным ордером (есть у «АУ»). Арутюнян попросила уведомлять её обо всех процессуальных действиях как адвоката по соглашению. На момент этой публикации следователь так и не ответил на обращение.

27 октября адвокат приехала в ИВС. Её пропустили к Григорьевой, они заключили ещё одно соглашение. После этого задержанная через начальника ИВС подала ходатайство об отказе от услуг Афанасьева. «Ближе к вечеру пришли Афанасьев и следователь, – вспоминает Григорьева. – Пашков сказал, чтобы я ознакомилась с результатами амбулаторной экспертизы. Я ответила, что не буду – моего адвоката рядом нет. Но Афанасьев всё равно подписал протокол ознакомления».

В тот же день следователь обратился в суд с постановлением о принудительной госпитализации Григорьевой для проведения психолого-психиатрической экспертизы. Поводом стал инцидент с судьей Суровым. В постановлении следователь указывал на «вызывающее поведение» Григорьевой в здании Октябрьского районного суда. И просил экспертов пояснить: могла ли она «во время совершения преступления» осознавать «характер и опасность своих действий»

Женщина с этим не согласна: «Для такой экспертизы должны быть реальные основания, с опорой на историю болезни. Ничего такого в постановлении не было. И что значит – “вызывающе себя вела”? Что за понятие “вызывающе”? Я что, бегала, прыгала, кричала?»

Ирина Григорьева

Это общие фразы, под которыми можно добиться чего угодно. У них практика уже отработана: как что – сразу в психушку.

Следователь сказал Григорьевой, что вопрос о госпитализации будет рассматривать Первомайский районный суд 28 октября в 10:30. Она передала эту информацию Кнарик Арутюнян. «Я приезжаю в суд в 10:20, а мне заявляют, что у них нет таких материалов. Выясняется, что рассмотрение состоится в Октябрьском суде, – рассказывает Арутюнян. – От Первомайского до Октябрьского суда ехать минут 40. А до начала заседания уже семь минут». По мнению адвоката, это было сделано специально – чтобы лишить Григорьеву квалифицированной защиты.

Арутюнян позвонила судье Октябрьского суда Крюкову и попросила отложить заседание. «Крюков вдруг начал интересоваться – а есть ли у нас соглашение, есть ли у меня квитанция… Я ответила, что эти вопросы касаются только меня и моего доверителя», – вспоминает защитница. Тогда судья отказал в переносе.

Заседание проходило в закрытом режиме, интересы Григорьевой представлял всё тот же адвокат Афанасьев. Он сообщил «Улице», что выступил против госпитализации и проведения экспертизы. Также он добавил, что Григорьева заявила ему отвод. «Я поддержал ходатайство, я не против, чтобы Ирину Гургеновну [Григорьеву] защищал адвокат по соглашению, – сказал Афанасьев. – Но судья отказал, потому что Ирина Гургеновна не представила ни соглашения с адвокатом, ни квитанцию». Другие подробности заседания он сообщить отказался.

Ирина Григорьева рассказала, что сразу заявила отвод судье Крюкову – поскольку он работает в том же суде, что и потерпевший Суров. Ещё она возражала против закрытого режима заседания и потребовала допустить к ней адвоката Арутюнян. Но судья отклонил все эти ходатайства. «Раз у вас нет своего защитника по соглашению на время рассмотрения постановления следователя, значит, будет этот», – пересказывает его позицию активистка.

По словам Григорьевой, ей дали около 10 минут, чтобы ознакомиться с документами – она даже не успела долистать бумаги до конца. Заседание закончилось быстро. Следователь сообщил, что специалисты не могут сделать заключение о состоянии Григорьевой в амбулаторных условиях. И суд постановил поместить Ирину Григорьеву в психиатрическую больницу №1 Краснодара для проведения стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. (документ есть у «АУ»). При этом в постановлении подозреваемую Григорьеву один раз указали как «обвиняемую».

Постановление Октябрьского районного суда

…суд полагает необходимым ходатайство следователя удовлетворить, поскольку обвиняемая, возможно, находится в болезненном состоянии, что подтверждает её поведение в данном судебном заседании, и без немедленной медицинской помощи может представлять опасность для себя и окружающих.

Женщина обращает внимание на расплывчатость формулировок: «Опять какая-то возможная “опасность”. Ну вы хоть предоставьте рапорт от участкового, что Григорьева буянила, стучала соседям в стены, музыку громко слушала или что-то такое. В чём моя опасность?»

«Адвокаты в этот перечень не вошли»

После суда Ирину Григорьеву поместили в психиатрическую больницу. Арутюнян смогла посетила доверительницу 29 октября – тогда её без проблем пустили по ордеру и удостоверению. Она узнала у Григорьевой подробности допроса и суда – и дала ей несколько советов. Как оказалось, очень вовремя. «С 8 ноября – после так называемых “нерабочих дней” – меня к ней уже не пускали, – рассказывает она “Улице”. – Следователь Пашков сообщил больнице, что я не являюсь адвокатом Григорьевой. Что её защищает Афанасьев».

Администрация больницы заявила Арутюнян, что пустит её к пациентке только с разрешения следователя (запись разговора есть у «АУ»). «Но мне не нужно никаких разрешений, ведь я – её адвокат», – возмущается Арутюнян. Она указывает, что Григорьева «штук пять написала ходатайств с отказом от Афанасьева и просьбой допустить меня» (одно из них есть у «АУ»). Также адвокат напоминает, что у человека может быть неограниченное количество защитников. Арутюнян направила в больницу официальное письмо с просьбой о встрече с доверительницей. Но ей отказали (ответ есть у «АУ»), сославшись на врачебную тайну.

И. о. главного врача психиатрической больницы №1 Краснодара
Ольга Коновалова

Предусмотренный ст. 13 Закона №323-ФЗ перечень случаев предоставления сведений, составляющих врачебную тайну, сформулирован законодателем исчерпывающим образом и не подлежит расширительному толкованию. Адвокаты в этот перечень не вошли.

Арутюнян неоднократно жаловалась на недопуск. Так, она дважды обратилась в прокуратуру: написала, что администрация больницы злоупотребляет полномочиями и ограничивает Григорьеву в общении с адвокатом, требуя разрешение от следователя. В прокуратуре заявили, что Арутюнян «не является участником уголовного судопроизводства по данному уголовному делу». А значит, её права и интересы «не затрагиваются» (обращения адвоката и ответ ведомства есть у редакции).

Также адвокат попросила руководителя СУ СК по Краснодарскому краю Андрея Маслова провести служебную проверку в отношении следователя Пашкова. Она указала в жалобе (есть у «АУ»), что следователь направил в психиатрическую клинику «заведомо ложные сведения о защитнике Григорьевой». Этим он «нарушил право Григорьевой на получение юридической помощи» и «создал препятствия» для работы Арутюнян. Ответа из СК она пока не получила.

Ещё адвокат обратилась в УМВД – с просьбой провести проверку (документ есть у «Улицы») действий руководства больницы. В ходе опроса администрация больницы пояснила полицейским: следователь направил в медучреждение «официальное письмо», что защитником Григорьевой является Афанасьев – и только ему выдано разрешение на присутствие при проведении экспертизы. В беседе с «Улицей» Кнарик Арутюнян подчёркивает, что даже не требовала допуска на экспертизу – она просила пропустить её к доверительнице. Тем не менее полиция не нашла признаков преступления.

Психиатрическая экспертиза прошла 23 ноября – а затем Григорьеву неожиданно выписали. «Я сама не поняла, что произошло, – признаётся она. – После экспертизы мне сказали, что сейчас приедет полиция, и мы будем беседовать в другом месте. Я уже готовилась ко всему вплоть до СИЗО. В итоге меня вызывают и говорят, что я могу идти домой». Григорьева подчёркивает, что до сих пор не знает выводов экспертизы. В больнице сказали, что следователь ознакомит её с результатами. На момент публикации этого не произошло.

«Путём устных высказываний»

Только после выхода из больницы Григорьева смогла ознакомиться с материалами дела о клевете. Причём следователь Пашков так и не предоставил им с Арутюнян никаких документов – поэтому адвокату пришлось написать заявление в Краснодарский краевой суд. Бумаги они с подзащитной увидели 1 декабря, когда рассматривалась апелляция на решение суда об экспертизе.

Оказалось, что постановление о возбуждении уголовного дела было подписано Пашковым ещё 13 августа (есть у «АУ»). Там говорится, что Григорьеву удалили из зала по решению судьи Сурова «в результате неоднократных замечаний за нарушение порядка». В коридоре подозреваемая «допустила эмоциональную, необоснованную критику в отношении её удаления, выражая своё явное недовольство указанным решением и несогласие с ним».

Постановление старшего следователя СУ СК по Краснодарскому краю Павла Пашкова

Григорьева… путём устных высказываний распространила о судье Сурове следующие сведения: «особо опасный преступник», «опасный преступник», «я поэтому к вам и обращаюсь: это преступление судьи, чтоб вы знали».

Далее следователь указывает, что Григорьева «продолжила свои преступные действия», разместив видео из коридора на YouTube. Экспертиза нашла на записи высказывания, в которых «негативно оценивается судья Суров как личность, как должностное лицо, осуществляющее правосудие». Фразу «я поэтому к вам и обращаюсь: это преступление судьи, чтоб вы знали» эксперт определил как «форму утверждения о факте». В результате следователь сделал вывод, что Григорьева «подорвала авторитет судебной власти, доверие к лицам, участвующим в отправлении правосудия, а также унизила честь и достоинство судьи Сурова».

Кнарик Арутюнян подчёркивает, что Григорьевой так и не предъявили обвинение. «Мы намерены добиться прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям, так как отсутствует событие преступления», – говорит она.

Жалобная книга

Параллельно Григорьева пожаловалась на «назначенца» в адвокатскую палату Краснодарского края и Генпрокуратуру (заявления есть у «АУ»). Прежде всего женщина указала, что 26 октября следователь Пашков «без разъяснения прав» забрал её планшет и телефоны. Афанасьев, по словам Григорьевой, «не принёс возражения на эти действия следователя».

Вторая претензия – что адвокат якобы «согласился с произволом следователя». Григорьева указывает, что сама пришла в СК и ни от кого не скрывалась. К тому же «ч. 1. ст. 298.1 УК – лёгкой степени тяжести и не предусматривает лишения свободы».

Ирина Григорьева

Таким образом, адвокат был обязан принести возражения и протест, поскольку задержание неприменимо в моём случае. Жалобу на постановление о задержании адвокат не подал.

Находясь в ИВС, женщина подала заявление об отказе от адвоката Афанасьева – и не стала знакомиться с материалами дела без Арутюнян. Но «во время заседания в Октябрьском райсуде стало известно, что протоколы следственных действий подписывал Афанасьев», утверждает она.

Также Григорьева рассказывает, что сама написала апелляционную жалобу на решение суда о госпитализации – и после заседания передала её адвокату. Позже она узнала, что Афанасьев направил в краевой суд свою собственную апелляционную жалобу. «Однако он не согласовывал со мной ни линию защиты, ни текст апелляционной жалобы», – подчёркивает Григорьева. Она требует, чтобы адвокат отозвал свою жалобу; указывает, что отказывается от его услуг и возражает против его присутствия в суде.

«Я направил в Краснодарский краевой суд две жалобы, – рассказал “Улице” Дмитрий Афанасьев. – Одну я сам, как защитник. Другую меня попросила направить Ирина Гургеновна от её имени». Он заявил, что не возражает против отказа Григорьевой от его услуг – и не хочет, чтобы им кто-то «прикрывался». В адвокатской палате Краснодарского края отказались комментировать ситуацию «Улице».

«Либо псих, либо преступник»

Арутюнян признаётся, что впервые столкнулась с принудительным помещением доверителя в психиатрическую клинику. Адвокат уверена, что Григорьева стала жертвой «карательной психиатрии» – ей мстят за правозащитную деятельность.

Адвокат Кнарик Арутюнян

«Она выступала в судах, противодействовала незаконным действиям должностных лиц. Конечно, к ней достаточно критическое отношение, она многим перешла дорогу. Так у нас сложилось: кто говорит правду – либо псих, либо преступник».

Григорьева не исключает, что давление на неё продолжится. «Исходя из того, что серьёзная машина по моему устранению была запущена, я думаю, что какое-то ещё дело будут рисовать, где статья будет арестная, – предполагает она. – Я сейчас буду писать заявление в Следственный комитет о том, что я не теряюсь, вот мои телефоны. Чтобы не было оснований для ареста».

Краснодарский краевой суд рассмотрел жалобу на принудительную экспертизу только 1 декабря – хотя Григорьева к тому моменту уже покинула больницу. По её словам, на заседании выяснилось: к материалам дела приобщена только апелляционная жалоба Афанасьева. Григорьева считает, что «назначенец» не отправил ее жалобу – и планирует отозвать его документ из суда. Впрочем, следователь Пашков не явился в суд, поэтому защита попросила отложить заседание. Суд перенёс слушания на 16 декабря.

Автор: Екатерина Яньшина

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»), Анна Владимирова

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.